Официальный сайт

Главная Написать автору Гостевая книга

   Глава тринадцатая

ТРЕТЬЯ, БУРЖУАЗНАЯ, СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ


1. Возникновение конфликта между производительными силами общества и общественно-производственными отношениями


С развитием индустриально-технической революции по мере широкого распростра нения машинной техники и усиления роли промышленного производства экономичес кие противоречия рабовладельческо-крепостнического общества настолько усиливают ся, что перерастают в конфликт между резко возросшими и изменяющимися производительными силами общества и общественно-производственными отношениями. Рабовладельческо-крепостнические общественно-производственные отношения становятся тесными для дальнейшего развития производительных сил. Они сковывают их развитие.

С зарождением и развитием индустриально-технической революции общество могло разрешить усилившееся в средние века противоречие между возросшими потребностя ми людей и отставшей по своему уровню, вследствие замедлившегося роста, производи тельностью труда, которая не давала возможности удовлетворить эти растущие потребности. Но существующие рабовладельческо-крепостнические общественно-производст венные отношения замедляли темпы развития индустриально-технической революции, а вместе с тем и препятствовали полному разрешению противоречия между ростом потребностей и более медленным ростом производительности труда.

Страны Западной Европы, в которых крепостное рабство было уничтожено раньше, в XIV-XV вв. стали в экономическом отношении развиваться быстрее. Промышленное развитие происходило в них более быстрыми темпами, чем в странах Восточной Европы и других странах мира, где крепостное рабство сохранялось еще длительное время.

Противоречие между потребностями людей и производительностью труда, которое начало было уменьшаться в силу зарождения и развития индустриально-технической революции, начиная примерно с XI в., уже через некоторое время снова стало усиливаться вследствие тех оков, которыми рабовладельческо-крепостнические общественно-произ водственные отношения сковывали производительные силы.

С развитием индустриально-технической революции резко усиливается противоречие между господствующими рабовладельческо-крепостническими общественно-производственны ми отношениями и характером труда все увеличивающихся численно промышленных работников. В крупных промышленных мастерских, основанных на труде крепостных рабов, производительность труда была ниже, чем в промышленных мастерских, основанных на труде наемных рабочих. Но наемных рабочих было мало. Для того, чтобы обеспечить потребности промышленных мастерских и начавших возникать фабрик в наемных рабочих, необходимо было, во-первых, освободить производителей от крепостного рабства, а во-вторых, необходимо было "освободить" их от их собственных средств производства, от их мелких хозяйств, в которых они, как и свободные крестьяне и ремесленники, работали со своими семьями.

Поскольку крепостное рабство существовало, то промышленники-предприниматели вынуждены были покупать крепостных рабов для работы на своих мануфактурных мастерских и машинных фабриках. Их вынуждало к этому отсутствие достаточного числа вольнонаемных работников. А труд крепостных рабов был на промышленных предприятиях, в отличие от земледелия с примитивной домашней техникой, гораздо менее эффективней, производительней, чем труд наемных рабочих. И чем более совершенней были промышленные предприятия, чем более сложной была техника и технология производства, тем существеннее была эта разница.

Если сравнить по своему характеру, по своему содержанию, по насыщенности творческим элементом труд охотника, труд земледельца с домашинной техникой и труд промышленного рабочего, особенно основанного на машинной технике, то эти виды труда по своему характеру, содержанию окажутся качественно отличны друг от друга. Более всего насыщен творчеством труд охотника, менее всего - труд земледельца. Труд же промышлен ного рабочего занимает между ними промежуточное положение.

Преимущественно творческий труд охотника (и рыболова) нуждается для своего наиболее эффективного функционирования в наиболее гуманных, наиболее справедливых общественно-производственных отношениях, а таковыми являются общественно-производственные отношения, основанные на общественно-коллективной собственности на основные средства производства и свободном, ассоциированном или индивидуальном труде, каковыми и были общинно-родовые общественно-производственные отношения.

Преимущественно нетворческий, тяжелый, грубый труд земледельца (основанный на домашинной примитивной технике), который может эффективно функционировать не только на основе общественной, но и частной собственности на основные средства производства, не только на основе свободного (ассоциированного, индивидуального) или наемного, но и принудительного труда, порождает в силу этого самые грубые, самые жестокие формы эксплуатации и производственных отношений, т. е. рабовладельческие отношения и внеэкономическое принуждение.

Промышленный же труд, а также и другие виды труда, основанные на машинной технике, в большей степени насыщены творчеством, чем земледельческий труд, основанный на домашинной технике, хотя и в меньшей степени, чем труд охотника и рыболова. Поэтому промышленный труд нуждается для своего эффективного функционирования в более мягких, более гуманных общественно-производственных отношениях. А таковыми на этом этапе развития общества могли быть только буржуазно-капиталистические общественно-производственные отношения, основанные на частной собственности на основные средства производства и вольнонаемном труде с их экономическим принуждением к труду.

Рабовладельческо-крепостнические общественно-производственные отношения в ростовщической фазе своего развития препятствовали развитию, расширению товарного производства, торговли, а следовательно, и общественного разделения труда. Возможно, по крайней мере в некоторых местах, происходит даже сокращение товарного производства и торгового обмена, усиливается натурализация производства. Причиной этого являются те препятствия, которые чинили местные власти и рабовладельцы-ростовщики торговле, облагая торговцев всякого рода пошлинами, налогами, сборами при проезде торговцев через их земли и при ведении торговли на этих землях. Это снижало норму прибыли торговцев и вело к сокращению торговли. Сокращение торговли вело к сокращению товарного производства, а последнее - к понижению уровня общественного разделения труда, и следовательно, понижению производительности труда и жизненного уровня населения или препятствовало их дальнейшему росту.

Таким образом, рабовладельческо-крепостнические общественно-производственные отношения, вступившие в последнюю, ростовщическую фазу во II-III вв., вполне соответствовавшие производительным силам с III по X век, давая их развитию широкий простор, с XI в., когда началась новая, индустриально-техническая революция в развитии производительных сил, стали тормозить развитие последних, что вело к снижению темпов развития индустриально-технической революции. Между производительными силами общества и общественно-производственными отношениями в силу этого возникает очередной конфликт, который рано или поздно должен был разрешиться посредством новой, очередной социальной революции. И эта новая, буржуазно-социальная революция совершилась, в одних странах раньше, в других - позже, но везде после начала индустриально-технической революции.

2. Индустриально-техническая и буржуазно-социальная революции


Диалектика развития производительных сил общества и его производственных отношений такова, что каждой революции в развитии производительных сил общества соответствует взаимосвязанная с ней революция в развитии общественно-производственных отношений. При этом очередная революция в развитии производительных сил является причиной совершения очередной, соответствующей ей социальной революции. А поскольку революции в развитии производительных сил являются причиной, а социальные революции их следствием, то сначала совершаются или начинаются революции в развитии производительных сил, а затем происходят вызываемые ими революции социальные.

Общинно-социальная революция явилась следствием охотничье-технической революции, а рабовладельческая революция явилась следствием аграрно-технической революции. Точно так же и буржуазно-социальная революция явилась следствием индустриально-технической революции.

Буржуазная социальная революция является наиболее важным следствием индустриально-технической революции, при совершении которой (буржуазной революции) происходит замена старых общественно-производственных отношений, основанных на частной собственности на основные средства производства и внеэкономическом принуждении к труду (крепостное рабство), новыми общественно-производственными отношениями, основанными на частной собственности на основные средства производства и экономическом принуждении к труду (вольнонаемный труд). Эта буржуазно-социальная революция совершается под непосредственным влиянием индустриально-технической революции.

Но она совершается не таким образом (как показывает история), что сначала происходит, завершается революция в развитии производительных сил общества, а затем через какой-то промежуток времени происходит вызываемая ею социальная революция, а сначала начинается индустриально-техническая революция, затем происходит, с одновременным продолжением индустриально-технической революции, буржуазно-социальная революция, и уже затем, после совершения социальной, происходит завершение индустриально-технической революции.

Диалектика производительных сил и производственных отношений в рассматривае мый период развития общества такова, что буржуазно-социальная революция происходит (начинается, совершается, завершается) после начала индустриально-технической революции, но до ее завершения. Старые общественно-производственные отношения, основанные на крепостном рабстве, тормозили развитие начавшейся индустриально-технической революции и вследствие этого были взорваны, заменены посредством буржуазно-социальной революции новыми, прогрессивными общественно-производственны ми отношениями, которые открыли широкий простор для дальнейшего развития, развертывания индустриально-технической революции. Если индустриально-техническая революция зарождается в недрах старого, рабовладельческо-крепостнического общества, то завершается она уже при новых, буржуазно-капиталистических общественно-производст венных отношениях, которые не только обеспечивают завершение индустриально-технической революции, но и резко ускоряют темпы ее развития, осуществления.

Мы видим, таким образом, что третья социальная и третья революция в развитии производительных сил происходят несколько иначе, в смысле их взаимосвязи, взаимодействия, чем первые две революции в развитии производительных сил и производственных отношений, при рассмотрении которых мы видели, что сначала происходят (начинаются, совершаются, завершаются) охотничье-техническая и аграрно-техническая революции, а уже затем, после их завершения происходят социальные революции - общинная и рабовладельческая. Естественно, сразу же возникает вопрос, почему наблюдается такое отличие при совершении различных революций в развитии производительных сил и обществен но-производственных отношений.

Сразу же бросается в глаза и потому возникает предположение, что это связано с тем, что первые две революции в развитии производительных сил происходят в доклассовом (бесклассовом) обществе, а индустриально-техническая революция впервые в истории общества происходит в классовом обществе, насыщенном до предела экономическими и политическими противоречиями, классовым антагонизмом и классовой борьбой, что и накладывает отпечаток на механизм совершения индустриально-технической и буржуазно-социальной революций, в отличие их от предшествующих им революций. Однако это только предположение, которое необходимо доказать.

Как мы отмечали выше, основным видом труда при совершении охотничье-технической революции становится охотничий труд, при совершении аграрно-технической - земледельческий, а при совершении индустриально-технической революции - промышленный. Труд охотника (и рыболова) может эффективно функционировать на основе общественной собственности на основные средства производства и свободном труде, которые утверждаются, устанавливаются при совершении общинно-социальной революции. Но труд охотника может эффективно функционировать и при отсутствии всякой формы собственности на основные средства производства, что имело место после совершения охотничье-технической революции, но до совершения общинно-социальной. Поэтому охотничье-техническая революция может развиваться как одновременно с общинно-соци альной, так и до ее зарождения, начала. Охотничье-техническая революция, в силу этого обстоятельства, не нуждается для своего развития (зарождения, совершения, завершения) в общинно-социальной революции.

Аналогично обстоит дело с аграрно-технической революцией. Земледельческий труд может эффективно функционировать на основе рабовладельческо-крепостнических общественно-производственных отношений, основанных на частной собственности на основные средства производства и внеэкономическом принуждении к труду, которые в силу этого обстоятельства устанавливаются при совершении рабовладельческо-социальной революции. Но земледельческий труд может эффективно функционировать и на основе общественной собственности на основные средства производства и свободного труда, коллективного или индивидуального, которые существовали до рабовладельческо-крепостнической социальной революции. Поэтому аграрно-техническая революция может развиваться (начаться, совершиться, завершиться) до ее зарождения, начала. Аграрно-техничес кая революция также не нуждается для своего осуществления в рабовладельческо-социальной революции, как охотничье-техническая революция не нуждается для своего развития в общинно-социальной.

Совсем иначе обстоит дело при совершении индустриально-технической революции. Промышленный труд, особенно если он функционирует на основе машинной техники, может эффективно функционировать на основе буржуазно-капиталистических производственных отношений, основанных на частной собственности на основные средства производства и вольнонаемном труде, которые и устанавливаются при совершении третьей социальной революции. Точно так же промышленный труд может эффективно функционировать и на основе общественной собственности на основные средства производства. Но промышленный труд не может эффективно функционировать на основе рабовладельческо-крепостнических общественно-производственных отношений с их внеэкономическим принуждением к труду. Поэтому индустриально-техническая революция, утверждающая промышленный труд в качестве труда для большинства трудящихся, не может завершиться в рамках старого, рабовладельческо-крепостнического общества, она может лишь начаться в нем. Завершиться же она должна в рамках нового, буржуазно-капитали стического (или социалистического) общества.

В результате этого индустриально-техническая революция лишь начинается в рабовладельческо-крепостническом обществе, которое преобразуется посредством социальной революции во время совершения индустриально-технической революции в буржуазно-капиталистическое общество. Завершается же она уже в новом, буржуазно-капиталистичес ком обществе.

Выше мы уже останавливались на проблеме так называемого феодального общества. После рассмотрения индустриально-технической революции в предыдущей главе можно добавить следующее. Если бы существовала феодальная общественно-экономическая формация, то существовала бы в историческом развитии общества и феодальная социальная революция. А феодальной социальной революции соответствовала бы и революция в развитии производительных сил общества. Поскольку феодальная социальная революция, если бы она существовала, совершилась бы после рабовладельческой, но перед буржуазной, т.е. находилась бы между ними, то и революция в развитии производительных сил общества, взаимосвязанная с феодальной социальной революцией, также находилась бы где-то между аграрно-технической и индустриально-технической революциями. А таковой в развитии общества не существует, как и феодальной социальной революции.

Но предположим все же, что эта гипотетическая революция в развитии производи тельных сил была или могла быть. Что бы она собой представляла? В каждой общественно-экономической формации одна из отраслей общественного производства является ведущей, основной отраслью, каковой она становится при совершении очередной революции в развитии производительных сил общества. Так, при совершении аграрно-технической революции основной отраслью становится земледелие, а при совершении индустриально-технической - промышленность. Если бы между аграрно-технической и индустриально-технической революциями была бы еще одна революция в развитии производительных сил, то при ее совершении земледелие сошло бы на положение второстепенной отрасли, а роль ведущей отрасли заняла бы другая отрасль. Но этого в средневековье не наблюдается. Но, может быть, эта революция представляет собой, в виде исключения, совокупность не технологического, технического и структурно-отраслевого переворотов, а только технологического и технического, структурно-отраслевой же переворот в ней отсутствует?

В развитии техники мы определили пять технических форм, из них четыре формы относятся к механической технике: ручные механизмы, тягловые механизмы, машины и автоматы. При этом, при совершении аграрно-технической революции широкое распростра нение получили тягловые механизмы: соха, борона, плуг, телега и т.д., а при совершении индустриально-технической революции широкое распространение получили машины. Если бы между аграрно-технической и индустриально-технической революциями была еще одна революция, то при ее совершении получила бы широкое распространение еще одна форма механических средств, отличная от как тягловых механизмов, так и от машин. Но таковая в средневековье, да и вообще в развитии техники отсутствует. Значит, при совершении этой гипотетической революции в развитии производительных сил не было не только структурно-отраслевого переворота, но не было еще и технического переворота? А если рассмотреть технологическое развитие, то окажется, что эта революция не имеет и технологического переворота. А что же она тогда имеет, что она собой представляет? Ничего. Просто этой революции никогда и не существовало, как не существовало и феодальной социальной революции и феодальной общественно-экономической формации.

Многие исследователи ошибочно считают, что индустриально-техническая революция происходила в Западной Европе в XVIII-XIX вв. Однако при рассмотрении индустриально-технической революции в предыдущей главе мы видели, что она возникла (фаза зарождения) примерно в XI в. Точно так же ошибочно многие исследователи считают, что буржуазные социальные революции в Западной Европе произошли в XVI (в Голландии), в XVII (в Англии) и в XVIII (во Франции) веках. Между тем буржуазно-социаль ные революции произошли в Западной Европе в XIV-XV вв.

Эта путаница возникает потому, что, во-первых, эти исследователи признают в развитии общества наличие феодальной общественно-экономической формации, во-вторых, индустриально-техническую революцию они сводят исключительно к техническому перевороту в промышленности (промышленному перевороту), и, в-третьих, буржуазно-политические революции они отождествляют с буржуазно-социальными революциями.

Если предположить, что, например, в Англии социальная буржуазная революция произошла в XVII в., а индустриально-техническая - в XVIII-XIX вв., то получается, что не революция в развитии производительных сил начинается раньше социальной революции, а, наоборот, социальная революция предшествует революции в развитии производительных сил. Но тогда получается, что не индустриально-техническая революция является причиной совершения буржуазно-социальной революции, а, наоборот, социальная революция является причиной осуществления революции в развитии производительных сил общества. А это значит, что определяющую роль в развитии общественно-производственных отношений играют не производительные силы, а что-то другие. А производственные отношения играют определяющую роль в развитии производительных сил. А это противоречит всему экономическому развитию общества, начиная с древних времен и кончая современным. И прав был К.Маркс, который, как мы уже отмечали при рассмотрении рабовладельческо -социальной революции, считал, что "вместе с уже совершенной революцией в производительных силах... наступает также революция в производственных отношениях".

Содержанием буржуазно-социальной революции является замена рабовладельческо-крепостнических общественно-производственных отношений буржуазно-капиталистическими общественно-производственными отношениями, замена крепостного рабства свободным и вольнонаемным трудом, внеэкономического принуждения принуждением экономическим и т.д., что и произошло в XIV-XV вв. А содержанием буржуазно-политической революции является, во-первых, замена одного политического строя другим, например, абсолютной наследственной монархии демократической республикой или конституционной монархией, а во-вторых, ликвидация пережитков старого общества, например, ограничение ростовщической эксплуатации землевладельцев (бывших рабовладельцев-крепостников), ограничение крупного землевладения и т.д.

Смешивание буржуазно-социальной революции с буржуазно-политической ведет к путанице в определении закономерностей экономического развития общества.

Точно так же недопустимо сведение индустриально-технической революции к одной ее фазе - техническому перевороту в промышленности.

3. Буржуазно-социальная революция как следствие классовой борьбы


Буржуазно-социальная революция является, как мы видели выше, следствием начинающейся на определенном этапе развития общества и его производительных сил индустриально-технической революции. Индустриально-техническая революция является причиной совершения буржуазной социальной революции, так как развитие, завершение индустриально-технической революции, развитие промышленного производства, развитие всякого производства, основанного на широком применении машинной техники, функционирование труда промышленных рабочих и других видов труда, равноценных ему по содержанию, по характеру, по насыщенности творчеством, несовместимо с существующими рабовладельческо-крепостническими общественно-производственными отношениями.

Но индустриально-техническая революция не автоматически, сама по себе, без субъективного фактора приводит к смене существующей формы общественно-производственных отношений, а посредством ожесточенной классовой борьбы как класса крепостных рабов, так и других классов против господствующего экономически и политически класса рабовладельцев-крепостников. В борьбе против ставшего реакционным в последней, ростовщической фазе рабовладельческо-крепостнического общества, класса рабовладельцев-ростовщиков объединяются все классы, все группы, все слои и прослойки общества, и в результате их объединенных усилий сокрушается господство этого паразитического класса.

К революционным силам относятся самые разнообразные классы и слои: класс крепостных рабов, ведущих свое хозяйство и эксплуатирующихся рабовладельцами-ростовщиками посредством земельной ренты, а так же занятых в крупном рабовладельческом хозяйстве, класс крепостных рабов, занятых в торговле, класс капиталистической предпринимательской буржуазии, класс торговой капиталистической буржуазии, средние классы: мелкие свободные крестьяне, ремесленники, торговцы, ведущие свое хозяйство или торговлю своим и своей семьи трудом, интеллигенция и наконец класс наемных рабочих. Изо всех классов и слоев к основным революционным классам относятся: класс крепостных рабов, ведущих свое, мелкое хозяйство, класс торговцев и класс мелкой и капиталистической буржуазии. Остальные классы и слои были просто случайными попутчиками революционных сил. Наемные рабочие, например, боролись с врагами своих врагов.

Буржуазно-социальная революция может победить и на начальном этапе индустриаль но-технической революции, и в середине ее развития, и, наконец, во второй половине. Зависит это исключительно от остроты, ожесточенности классовой борьбы, от сплоченности, организованности революционных сил. Там, где острота классовой борьбы достигает высокого уровня, где соотношение классовых сил, сил революционных и сил контрреволюционных складывается в пользу первых, там буржуазно-социальная революция побеждает рано, на начальном этапе совершающейся индустриально-технической революции. Это имело место в XIV-XV вв. в странах Западной Европы: Франции, Англии, Голландии, Испании, Италии.

Там же, где острота классовой борьбы недостаточна или где соотношение революционных и реакционных сил складывается в пользу последних, там после неудавшихся революционных выступлений наступает торжество реакции, рабовладельческо-крепостничес кий строй укрепляется, победа буржуазно-социальной революции происходит позднее, в середине или во второй половине развития индустриально-технической революции. Это имело место в странах Центральной и Восточной Европы, в южных штатах Северной Америки (США), в которых буржуазно-социальная революция произошла только в XIX в. Отсрочка буржуазно-социальной революции в этих странах привела к их экономическому, особенно промышленному отставанию в средние века от Западной Европы, к замедлению в них развития индустриально-технической революции.

Таким образом, хотя индустриально-техническая революция и является первопричиной совершения буржуазно-социальной революции, но непосредственной ее причиной является классовая борьба.

Индустриально-техническая революция и классовая борьба являются двумя причинами или двумя факторами - объективным и субъективным - единой причины совершения буржуазно-социальной революции. Ни индустриально-техническая революция без классовой борьбы, ни классовая борьба без индустриально-технической революции не могут привести к полной победе буржуазно-капиталистических общественно-производственных отношений.

Без индустриально-технической революции экономические противоречия не достигнут необходимого уровня для совершения буржуазно-социальной революции. Между производительными силами и производственными отношениями не возникнет конфликт, а вследствие этого не возникнут субъективные условия для роста классовой борьбы. А если все-таки восставшие крепостные рабы и одержали бы победу, то или сразу, или несколько позднее рабовладельческо-крепостнические производственные отношения возникли бы вновь. Произошло бы лишь перераспределение богатства, но не замена рабовладельческо-крепостнического строя буржуазно-капиталистическим. Поэтому до начала индустриально-технической революции ни одно восстание рабов нельзя назвать буржуазной социальной революцией. Для последней еще не созрели материальные условия.

Роль классовой борьбы можно сравнить с социальным передаточным механизмом, посредством которого социальный двигатель - индустриально-техническая революция приводит в движение, осуществляет социальную буржуазную революцию.

После массовой децентрализации крупного рабовладельческого производства во II-III вв. классовая борьба в рабовладельческом обществе несколько утихла, с началом же индустриально-технической революции, примерно с XI в., она вновь усиливается, обостряется, а затем и завершается буржуазно-социальной революцией в ряде стран Западной Европы. При этом большое значение для победы буржуазно-капиталистических общественно-производственных отношений, буржуазно-социальной революции в Западной Европе имело падение Византийской рабовладельческо-крепостнической державы, которая уже не могла оказать поддержку господствующему классу рабовладельцев-крепостников в Европе.

4. Последствия буржуазной социальной революции


После буржуазно-социальной революции, как и ранее, после общинно-социальной и рабовладельческой социальной революций, происходят радикальные, революционные преобразования во всех общественных отношениях общества: национально-этнических, духовно-культурных и политических. Осуществляются буржуазно-национальная, буржуазно-культурная и буржуазно-демократическая революции.

При осуществлении буржуазно-национальной революции целый ряд соседних народов (и государств), прежде всего родственных, объединяется в единое, более крупное государство. Необходимость такого объединения, часто насильственного, вызывается формированием международного товарного рынка, который возникает вследствие бурного развития машинной техники, промышленности, поотраслевого разделения труда, товарного производства и международной торговли. Для победившей буржуазии возникает настоятельная необходимость укрупнить свои карликовые государства с их границами, пошлинами, таможнями, стесняющими торговлю, и как следствие этого, товарное производство и развитие всей экономики, прежде всего промышленности. И рано или поздно происходит очередная, третья национальная революция, которая объединяет многие народности в более крупную национальную общность - нацию и многие мелкие государства в крупное союзное государство, в котором постепенно формируются на основе ассимиляции народностей, единая территория, единое народное хозяйство, единые обычаи, единая психология и, как правило, единый язык. И конечно же, при осуществлении буржуазно-национальной революции, как и при прежних национальных революциях - общинной и рабовладельческой - возникает единая граница, единые деньги, единая налоговая система, единая внешняя и внутренняя политика, единые вооруженные силы и т.д.

Одновременно с буржуазно-национальной революцией осуществляется и буржуазно-культурная революция. Происходят революционные изменения в идеологии и морали, которые вошли, в частности, в историю Западной Европы под названием Реформации. Эта Реформация явилась закономерным явлением в развитии общества. Она не могла произойти в Западной Европе раньше, до буржуазно-социальной революции. И она не могла не произойти после победы в Западной Европе буржуазно-социальной революции, ибо так называемая Реформация (и Возрождение) является составной частью буржуазно-культурной революции, третьей революции в историческом развитии духовных отношений общества. В каждой стране, где произошла буржуазно-социальная революция, была после нее своя "Реформация".

Буржуазно-культурная революция заменяет старую, рабовладельческо-крепостничес кую мораль новой, буржуазно-капиталистической моралью; старую, рабовладельческо-крепостническую идеологию - новой, буржуазной идеологией; старую, рабовладельческую культуру - новой, буржуазной культурой и т.п. Короче, устаревшие духовно-культурные отношения заменяются новыми, более прогрессивными духовно-культурными отношениями.

В это же время, т.е. после буржуазно-социальной революции, в буржуазно-капиталистическом обществе происходит и буржуазно-демократическая революция, которая заменяет устаревшие, не отвечающие духу нового времени политические отношения новыми, более прогрессивными общественно-политическими отношениями: тираничес кая (или олигархическая) форма государства насильственным путем заменяется демократией; монархия уступает место республиканской форме правления, хотя и не везде, не во всех странах; унитарное государство преобразуется в федерацию или конфедерацию; монархическо-президентское законодательство уступает место парламентскому или прямому народному законодательству. Широкие народные массы получают демократические свободы и политические права. Ликвидируются или резко сокращаются политические репрессии.

Необходимость буржуазно-демократической революции вызывается тем, что в процессе эволюции рабовладельческо-крепостнического общества происходит и эволюция политических отношений. Рабовладельческая демократия после перехода рабовладельчес кого общества из торговой фазы ко второй, производительной (латифундистской) фазе ликвидируется, заменяется олигархией, а затем и тиранией, республика заменяется монархией (империей), которая становится со временем абсолютной. Это происходит потому, что демократия со временем начинает представлять угрозу господству класса крупных рабовладельцев-крепостников (латифундистов-помещиков), особенно в последней фазе рабовладельческо-крепостнического общества. И демократия рано или поздно заменяется деспотическим режимом.

После победы буржуазно-социальной революции торговый капитализм сохраняет деспотическое государство, которое играет прогрессивную, революционную роль, ибо оно направлено в новом революционном обществе против свергнутого класса рабовладельцев-крепостников, которые стремятся восстановить старый социальный строй, основанный на крепостном рабстве. Но проходит время, и необходимость в тираническом (или олигархическом) государстве отпадает. И тогда в капиталистическом обществе происходит буржуазно-демократическая революция, которую многие ученые-исследователи ошибочно отождествляют с буржуазно-социальной революцией. Буржуазно-социальная революция, утвердившая торговый капитализм, произошла в Западной Европе в XIV-XV вв., а буржуазно-демократическая произошла гораздо позднее: в Нидерландах - в XVI в., в Англии - в XVII в., во Франции - в XVIII-XIX вв. (буржуазно-демократическая революция 1789 г. потерпела поражение).

Итак, как и ранее, после буржуазно-социальной революции, явившейся третьей социальной революцией в развитии общественно-производственных отношений (как следствие индустриально-технической революции), происходят революции во всех общественных отношениях: духовно-культурных, национально-этнических и политических. Рано или поздно, мирно или насильственно осуществляются буржуазно-культурная, буржуазно-национальная и буржуазно-демократическая революции, которые вместе с индустриально-технической и буржуазно-социальной революциями радикально обновляют средневеко вое общество, выводя его из эпохи застоя, загнивания, деградации в эпоху бурного, прогрессивного исторического развития.
[Оглавление]

Copyright © 2005 parshakov.com На главную Написать нам письмо В начало страницы
Created by Pictograph