Официальный сайт

Главная Написать автору Гостевая книга

   Глава восемнадцатая

ЧЕТВЕРТАЯ, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ, СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ


1. Возникновение противоречий между производительными силами общества и общественно-производственными отношениями.


Самым крупным экономическим противоречие второй половины XIX в. являлось противоречие между низкой степенью, уровнем централизации промышленного производст ва и сильно возросшим уровнем пооперационного разделения труда. Это экономическое противоречие было разрешено на рубеже XIX-XX вв. посредством преобразования относительно мелких и средних частно-капиталистических предприятий в крупные и крупнейшие акционерные общества. Однако это усиление централизации производства являлось далеко не полным, половинчатым. И в настоящее время в капиталистическом обществе существует огромное количество мелких и средних частно-капиталистических предприятий, которых гораздо больше, чем акционерных предприятий, хотя последние и выпускают большую часть продукции вследствие их более крупных размеров и более высокой производи тельности труда. Следовательно, противоречие между централизацией производства и пооперационным разделением труда тогда разрешено не полностью, частично. И оно не может быть до конца разрешено в рамках капиталистических производственных отношений. Укрупнение общественного производства привело не только к ускоренному росту пооперационного разделения труда, к ускоренному росту производительных сил, к ускоренному техническому и технологическому прогрессу, но и к зарождению и развитию в недрах капиталистической общественно-экономической формации четвертой революции в развитии производительных сил общества, революции научно-технической.

Развитие научно-технической революции в тесных для нее, узких рамках капиталистических общественно-производственных отношений приводит к небывалому, по сравнению с XIX в., обострению экономических противоречий капитализма. Экономические противоречия настолько обострились, что переросли в XX в. в конфликт между производительными силами и капиталистическими общественно-производственными отношениями. Разрешить этот конфликт можно лишь одним способом - посредством новой социальной революции, которая заменит капиталистические общественно-производствен ные отношения социалистическими, которая дополнит общественное акционерное и государственное производство общественной собственностью на основные средства производства и тем самым ликвидирует эксплуатацию человека человеком, возникшую несколько тысяч лет назад, и классовое общество с его антагонистическими классовыми противоречиями, которое возникло в первой половине первого тысячелетия до н.э.

Научно-техническая революция в корне преобразует, как мы видели в предыдущей главе, производительные силы общества. Старые производительные силы заменяются новыми, могучими производительными силами. А новые производительные силы общества нуждаются в новых общественно-производственных отношениях. Качественное изменение производительных сил влечет за собой с естественно-исторической необходимостью и качественное изменение общественно-производственных отношений, смену их формы.

Подобно тому, как в живой природе, в биологическом мире качественное, радикальное изменение внешней среды приводит к качественным изменениям биологических организмов, к смене одних биологических форм другими, более прогрессивными, так и в обществе качественное радикальное изменение социальной "внешней среды", т.е. производительных сил также приводит к качественным изменениям социальных организмов, к смене одних общественно-экономических формаций другими, более прогрессивными.

По мере развития научно-технической революции, темпы развития которой замедляются существующими капиталистическими производственными отношениями, капиталистичес кой формой собственности на основные средства производства, не только обостряется противоречие между узкими размерами товарного рынка, рынка сбыта и чрезвычайно высоким уровнем общественного разделения труда, дальнейший рост которого тормозится этими узкими рамками национальных и региональных товарных рынков; не только обостряется противоречие между уровнем централизации общественного производства и все растущим уровнем пооперационного разделения труда; не только обостряется противоречие между быстро растущими в современном обществе потребностями людей и все более отстающей производительностью труда, которая хотя и растет, но темпы роста которой намного ниже темпов роста потребностей людей; но и резко обостряется противоречие между старыми, капиталистическими общественно-производственными отношениями и изменившимся и все более изменяющимся характером, содержанием труда трудящихся масс.

По мере развития научно-технической революции в капиталистическом обществе все более и более увеличивается численность работников научного труда, труд которых является творческим трудом. Труд ученых-исследователей насыщен творчеством, но творческим трудом является не только труд ученых-исследователей, но и многих других категорий работников: преподавателей, врачей, технологов, конструкторов и некоторых других работников умственного труда. Кроме того, и труд некоторых категорий рабочих, связанных с обслуживанием автоматической, вычислительной, электрической, и особенно электронной и компьютерной техники все более насыщается творческим началом. Преимущественно творческим может быть не только умственный труд, но и смешанный труд, т.е. труд, который является отчасти умственным, а отчасти физическим. Если некоторые категории умственного труда нельзя отнести к творческому труду, например, труд бухгалтера, нормировщика, то некоторые категории преимущественно физического труда, наоборот, можно отнести к труду преимущественно творческого характера. Всякий труд содержит в себе элемент творчества. Всякий труд является соединением, сложением творческого, поискового труда и нетворческого, однообразного, монотонного труда, т.е. смешанным трудом. Но в различных видах труда соотношение творческого элемента и нетворческого различно. В одних видах труда преобладает творческий труд (элемент), в других, наоборот, - нетворческий. В первом случае смешанный, сложный, или совокупный труд человека, работника является преимущественно творческим, во втором - преимущественно нетворческим.

Если взять несколько видов преимущественно творческого труда, то окажется, что они насыщены творчеством в различной степени, одни - больше, другие - меньше. Точно так же одни виды преимущественно нетворческого труда насыщены творчеством в большей степени, чем другие виды нетворческого труда.

Если бы удалось более или менее точно определить, измерить в различных видах труда соотношение творческого и нетворческого труда, элемента, их действительную долю в совокупном, смешанном труде, в каждом его виде, то выяснилось бы, что элемент творчества занимает особенно большой удельный вес, долю во всем труде научных работников, а особенно незначительный - в земледельческом труде, основанном на ручной и тягловой технике. Можно, очень приближенно, считать, что в научном труде творческий элемент составляет около 80%, а нетворческий, соответственно - около 20%. В земледельческом труде древнего общества, наоборот, творческий элемент составлял около 10-20% и меньше, а нетворчес кий - свыше 80%. Можно, приближенно, считать также, что в труде охотника и рыболова древнего общества творческий элемент составлял около 60-65%, а в труде промышленном до научно-технической революции - около 25-35%. Можно также считать (или предположить), что труд современных высококвалифицированных рабочих, зачастую со средне-техническим и даже высшим образованием, которых по мере развития научно-технической революции становится все больше, труд, который связан с использованием, применением, а вместе с тем и творческим развитием, совершенствованием электротехники, электронной техники, компьютерной, вычислительной и автоматической техники, а также атомной, космической и других видов техники по своему творческому содержанию, по удельному весу, доле творческого элемента во всем труде стоит на уровне труда древних охотников и рыболовов, т.е. творческий элемент составляет во всем труде около 60-65%. Следовательно, труд этих высококвалифицированных рабочих является преимущественно творческим трудом.

Следует отметить, что труд древних охотников и рыболовов был несколько более творческим, чем труд современных охотников и рыболовов, вооруженных огнестрельным оружием и машинной (например, траловой) техникой. А труд современных земледель цев, наоборот, является более творческим, чем в древнее время. Точно так же и труд современных промышленных рабочих, в среднем является более творческим, чем до научно-технической революции, хотя, разумеется, у многих промышленных рабочих, например операторов, станочников, контролеров, грузчиков, подсобных рабочих и т.д., труд является, как и прежде, преимущественно нетворческим трудом.

Бурный рост численности трудящихся с трудом преимущественно творческого характера, особенно творческих работников, которые в капиталистическом обществе в большинстве своем вливаются в эксплуатируемый класс наемных работников (научных работников наемного труда называют интеллектуальным пролетариатом, что очень верно) все усиливает возникшее экономическое противоречие между господствующими капиталистическими общественно-производственными отношениями, основанными на частной собственности на основные средства производства, наемном труде, экономическом принуждении к труду, обогащении меньшинства за счет эксплуатируемого большинства, праздности бездельничающих капиталистов-рантье, прожигающих те средства, которые ежедневно производятся для них классом наемных работников; и творческим характером труда, который несовместим с классовым, эксплуататорским строем.

Творческий труд в большей мере, чем какой-либо другой, нуждается для своего наиболее эффективного функционирования, применения в наиболее гуманном, справедли вом общественном (и политическом) строе, основанном на бесклассовых общественных отношениях, на общественной собственности на основные средства производства, на сочетании морального и экономического стимулов, в то время как капитализм несовместим с моральным стимулом, ибо его единственная основа - голый чистоган, голый материальный расчет, личная выгода.

Наиболее соответствующими для современного уровня развития производительных сил становятся в передовых странах мира социалистические общественно-производственные отношения, которые не только являются наиболее приемлемыми для всех категорий трудящихся, но и единственно приемлемыми для работников преимущественно творческого труда, которых становится в современном капиталистическом обществе все больше с каждым годом.

2. Научно-техническая и социалистическая революции.


Подобно тому, как охотничье-техническая революция явилась причиной осуществления общинно-социальной революции, аграрно-техническая революция явилась причиной осуществления рабовладельческо-социальной революции, а индустриально-техническая революция - причиной осуществления буржуазно-социальной, научно-техническая революция является причиной совершения социалистической социальной революции.

До зарождения очередной революции в развитии производительных сил общества совершение соответствующей ей социальной революции или невозможно, или маловероят но, или же может произойти не в результате естественно-исторического развития, а под влиянием внешних факторов, например, под влиянием соседнего государства. Не является в этом исключением и социалистическая революция. "Ни одна общественная формация не погибнет раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появятся раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества". (К.Маркс и Ф.Энгельс. Избранные произведения. М., 1979, т.1, стр. 536).

До зарождения в конце XIX в. научно-технической революции победа социалистической революции была невозможна или очень маловероятна, так как капиталистические общественно-производственные отношения до этого времени находились в соответствии с уровнем и характером производительных сил (характером труда) общества. Это соответствие между производительными силами общества и капиталистическими общественно-производственными отношениями было нарушено только с зарождением научно-технической революции.

Социалистическая революция не только может произойти после зарождения научно-технической революции, она должна произойти, так как является необходимым следствием научно-технической революции, подобно тому, как буржуазно-социальная революция произошла после зарождения, после начала индустриально-технической революции, необходимым следствием которой она является. Осуществление научно-технической революции, как и других революций в развитии производительных сил, означает, что общество приобретает новые производительные силы, а "с приобретением новых производительных сил люди меняют свой способ производства, а вместе со способом производства они меняют все экономические отношения, которые были необходимыми отношениями лишь данного, определенного способа производства" (К.Маркс и Ф.Энгельс. Избранные произведения, М., 1979, т.1, стр. 551-552).

Но если социалистическая революция находится в причинно-следственной связи с научно-технической революцией, является ее необходимым следствием, то это вовсе не значит, что она должна произойти сразу после зарождения научно-технической революции. Индустриально-техническая революция началась в Европе примерно в XI в., а буржуазно-социальная революция произошла в Западной Европе в XIV-XV вв., а в Восточной Европе в XIX в. Точно так же социалистическая революция может произойти в одних странах раньше, в других позже.

Но социалистическая революция в обязательном порядке должна произойти во всех странах в период после зарождения и до завершения научно-технической революции. Насколько маловероятно совершение социалистической революции до зарождения научно-технической революции, настолько же маловероятно сохранение капиталистического строя до ее завершения.

Ни в одной стране буржуазно-социальная революция не произошла до зарождения индустриально-технической революции, но и ни в одной стране рабовладельческо-крепостнические общественно-производственные отношения не сохранились до полного завершения индустриально-технической революции. Фаза завершения индустриально-технической революции является той естественно-исторической границей, дальше которой сохраниться рабовладельческое общество и крепостное рабство не могли.

Ни в одной стране социалистическая революция не произошла до зарождения научно-технической революции. И это не случайно, а вполне закономерно. Но и ни в одной стране капиталистические общественно-производственные отношения не могут сохраниться до полного завершения научно-технической революции. Фаза завершения научно-техничес кой революции является той естественно-исторической границей, дальше которой сохраниться капиталистическое общество и наемный труд не смогут.

Диалектика производительных сил и производственных отношений в современный период развития общества такова, что социалистическая революция происходит (начинается, совершается, завершается) после начала научно-технической революции, но до ее завершения. Старые общественно-производственные отношения, основанные на частной собственности на основные средства производства, наемном труде, экономическом принуждении к труду, эксплуатации классом капиталистов-рантье всех трудящихся, обогащении незначительного меньшинства за счет огромного большинства, тормозят развитие начавшейся научно-технической революции и вследствие этого будут неизбежно заменены новыми, прогрессивными общественно-производственными отношениями, которые откроют широкий простор для дальнейшего развития научно-технической революции, для дальнейшего развития производительных сил общества. Если научно-техническая революция зарождается в недрах старого, капиталистического общества, то завершится она только при новых, социалистических общественно-производственных отношениях, которые не только обеспечат завершение научно-технической революции, но и резко ускорят темпы ее развития.

При рассмотрении первых трех социальных революций мы видели, что буржуазно-социальная революция, в отличие от общинно-социальной и рабовладельческо-социальной революции, которые совершаются после завершения, соответственно, охотничье-технической и аграрно-технической революций, буржуазно-социальная революция происходит не после завершения индустриально-технической революции, а, наоборот, до ее завершения (но после начала). И социалистическая революция находится в такой же взаимосвязи с научно-технической революцией, в какой буржуазно-социальная революция находится с индустриально-технической, т.е. происходит не после завершения научно-технической революции. а до ее завершения.

Это объясняется тем, что научно-техническая революция, как и индустриально-техническая, зарождается в классовом обществе с его экономическими противоречиями, антагонизмом, классовой борьбой, которые и ускоряют совершение социалистической революции. При совершении охотничье-технической революции основным видом труда становится преимущественно творческий труд охотника и рыболова, который может эффективно функционировать и при отсутствии собственности на основные средства производства, что имело место до общинно-социальной революции, и на основе обществен ной, совместной собственности на основные средства производства и свободном труде, установившимся при совершении общинно-социальной революции. Поэтому охотничье-техническая революция может завершиться и до общинно-социальной революции и после ее совершения.

То же самое мы наблюдали и при рассмотрении аграрно-технической и рабовладельческой революций. При совершении аграрно-технической революции основным видом становится преимущественно нетворческий, тяжелый, грубый труд земледельца вследствие его примитивной ручной и тягловой техники. А такой земледельческий труд может эффективно функционировать как на основе общественной собственности общинного общества, так и на основе частной собственности, установленной при совершении рабовладельческой социальной революции, как на основе свободного, так и на основе принудительного рабского труда. Поэтому аграрно-техническая революция совершается до совершения рабовладельческой социальной революции. Более того, рабовладельческо-социальная революция не может совершиться до завершения аграрно-технической революции, т.к. труд охотников и рыболовов несовместим с крепостным рабством. Ни охотничье-техническая, ни аграрно-техническая революции не нуждаются для своего развития и завершения в социальных революциях, ибо они могут развиваться в рамках старого социального строя.

Но иначе обстоит, как мы видели, дело при совершении индустриально-технической революции. Всякий промышленный труд и всякий труд с применением машинной техники, а особенно промышленный труд с применением машин, каковым становится труд большинства трудящихся при совершении индустриально-технической революции, может более эффективно функционировать в том случае, если он основан на наемном труде, чем в том случае, если он функционирует на основе принудительного труда крепостных рабов. Поэтому индустриально-техническая революция не может завершиться в условиях рабовладельческо-крепостнического общества с его внеэкономическим принуждением к труду.

При совершении научно-технической революции дело обстоит точно так же, как и при совершении индустриально-технической, а не так, как при совершении охотничье-технической и аграрно-технической революций. Научно-техническая революция превращает труд большинства трудящихся, и в этом она сходна с охотничье-технической революцией, в преимущественно творческий труд, который наиболее эффективно функционирует на основе общественной собственности на основные средства производства, свободном, ассоциированном труде и сочетании морального и материального стимулов, т.е. на основе социалистических общественно-производственных отношений. Если же этот труд функционирует на основе частной собственности на основные средства производства, как менее гуманной, менее справедливой форме собственности, на основе наемного труда с его экономическим принуждением к труду, на основе социального неравенства, богатства меньшинства и бедности большинства, на основе эксплуатации человека человеком, то становится намного менее эффективным. Творческий труд нуждается в гуманных, справедливых общественно-производственных отношениях и моральном стимуле, что несовместимо с капитализмом, но является сущностью социализма. Поэтому научно-техническая революция не может быстро развиваться, а тем более завершиться в рамках капиталистического социального строя, она нуждается для своего завершения в социалистических общественно-производственных отношениях, в социалистической революции. В результате научно-техническая революция может только зародиться, начаться в капиталистическом обществе, завершиться же она может лишь в новом, социалистическом обществе с его справедливостью, гуманизмом, бесклассовой моралью.

Итак, научно-техническая революция является причиной совершения социалистической революции точно так же, как охотничье-техническая революция явилась причиной совершения общинно-социальной революции, как аграрно-техническая революция явилась причиной совершения рабовладельческо-социальной революции и как индустриально-техническая революция явилась причиной совершения буржуазно-социальной революции.

При совершении аграрно-технической революции человек был порабощен своими производительными силами, своим производством, следствием чего явилось порабощение человека человеком. При совершении индустриально-технической революции это порабощение, подчинение человека его производительными силами было значительно ослаблено, облегчено, следствием чего явилась замена крепостного рабства рабством капиталистическим, наемным. И только при совершении научно-технической революции человек полностью освобождается от его порабощения производительными силами, производством, техникой, трудом. А следствием этого является или явится его освобождение и от порабощения человеком, обществом, господствующим классом эксплуататоров-капиталистов. И произойдет это посредством неизбежной социалистической революции.

Наемный рабочий современного капиталистического общества, вступившего на путь научно-технической революции, наемный рабочий, который является, как правило, образованным, культурным человеком, чувствует себя в той или иной мере неполноценным человеком в силу его социального положения, подобно тому, как чувствует неполноценным, низшим человек нищий, выпрашивающий у прохожих подаяние; или безработный, получающий пособие по безработице, в труде которого, вполне здорового, сильного работника общество не нуждается, который является "лишним" человеком; подобно тому, как считал себя неполноценным человеком крепостной раб, осознавший свое рабское положение. И рано или поздно современные наемные рабочие избавят себя от этого чувства неполноценности, вытекающего из их социально-экономического положения, подчинения, порабощения классом капиталистов, который в XX в. превратился из некогда прогрессивного в реакционный класс паразитов-рантье, класс современных ростовщиков.

3. Социалистическая революция как следствие классовой борьбы.


Научно-техническая революция, как мы видели выше, является причиной совершения социалистической революции, так как дальнейшее прогрессивное развитие, завершение научно-технической революции, дальнейшее прогрессивное развитие производительных сил общества, развитие научного производства, основанного на применении автоматичес кой электронной техники, функционирование научного труда и других видов труда, являющихся преимущественно творческими видами труда, несовместимо с существующи ми капиталистическими общественно-производственными отношениями.

Но, как и индустриально-техническая революция, научно-техническая революция не может автоматически, без субъективного фактора привести к замене устаревших капиталистических общественно-производственных отношений новыми, прогрессивными, социалистическими общественно-производственными отношениями.

Поскольку в капиталистическом обществе имеются силы, которые противятся социальному преобразованию общества, приведению производственных отношений в соответствие с выросшими из них производительными силами, то новые, социалистические общественные отношения могут быть установлены только посредством классовой борьбы класса наемных работников против господствующего класса капиталистов-ростовщиков. В борьбе против класса эксплуататоров-капиталистов, ставшего в последней, ростовщичес кой фазе капиталистического общества реакционным классом, объединяются все классы, группы, слои и прослойки общества и в результате их совместных усилий рушится господство этого, ставшего паразитическим класса.

К революционным силам при этом относятся самые различные классы и слои капиталистического общества: промышленные рабочие, сельскохозяйственные рабочие, интеллектуальный пролетариат, т.е. наемные работники научного и других видов творческого труда, крестьяне, независимые мелкие промышленные рабочие, имеющие свою мастерскую, мелкие торговцы, интеллигенция, служащие, торговые наемные работники: рабочие и служащие. Из них к основным революционным силам на современном этапе развития общества относятся: промышленный, интеллектуальный и сельскохозяйственный пролетариат.

Социалистическая революция может произойти в той или иной стране и на начальном этапе научно-технической революции, и в середине ее развития, и во второй половине. Зависит это исключительно от остроты классовой борьбы, от сплоченности, единства, организованности революционной борьбы. Там, где классовая борьба пролетариата достигает высокого накала, высокого уровня, где соотношение классовых сил, сил революционных и контрреволюционных складывается в пользу первых, там социалистическая революция побеждает рано, на начальном этапе научно-технической революции. Это имело место в 1917 г. в России, а в 40-х годах еще в целом ряде стран.

С образованием мировой социалистической системы возникла возможность победы социалистической революции и в тех странах, где научно-техническая революция еще и не началась в силу экономической отсталости этих стран. Тем не менее и в этих странах социалистические общественно-производственные отношения не находятся в противоречии с производительными силами, они не тормозят их развитие. Это объясняется универсальностью социалистических общественно-производственных отношений.

Социалистические общественно-производственные отношения не являются тормозом для развития производительных сил общества на любом уровне их развития. При общественно-производственных отношениях, основанных на общественной собственности на основные средства производства и свободном труде, является эффективным любой вид труда: преимущественно творческий труд, труд с небольшой насыщенностью творческим началом, труд нетворческий. Поэтому общественно-производственные отношения, основанные на общественной собственности на основные средства производства и свободном труде, являются вполне приемлемыми и для таких производительных сил, для такого общества, экономической основой, ведущей отраслью общественного производства которых является научное производство, и для такого общества, экономической основой которого является промышленность, и для такого, экономической основой которого является земледелие, ручное или пашенное, и, наконец, для такого общества, экономической основой которого являются охота, рыболовство и собирательство.

Как известно, ведущей отраслью общинно-родового общества, а это общество функционирует на основе общественной собственности на основные средства производства, свободного труда и коллективного ведения хозяйства, является охота и рыболовство. Ведущей отраслью древневосточного общества, основанного на государственной собственности на основные средства производства, свободном труде и индивидуальном хозяйстве общинников, являлось земледелие (ирригационное), и это общество, тем не менее, просуществовало несколько тысяч лет без радикальных изменений общественно-производственных отношений. В настоящее время ведущей отраслью одних социалистических стран, основанных на государственной собственности на основные средства производства, является земледелие, других - промышленность. Таким образом, общественно-производст венные отношения, основанные на коллективной собственности на основные средства производства, свободном труде и коллективном или индивидуальном (или сочетании того и другого) ведении хозяйства, производства, являются вполне приемлемой формой общественно-производственных отношений для развития любых производительных сил общества, находящихся на любой ступени их развития, т.е. универсальными общественно-производственными отношениями.

Иначе обстоит дело с классовыми общественно-экономическими формациями. Так, капиталистические производственные отношения, как мы видели выше, становятся несовместимыми с производительными силами, функционирующими на основе преимущественно творческого труда. То есть они несовместимы с теми производительными силами, которые существовали до аграрно-технической революции, когда ведущей отраслью хозяйства был охотничье-рыболовный промысел, основанный на преимущественно творческом труде охотников и рыболовов; и они несовместимы с теми производительными силами, которые будут существовать после научно-технической революции, когда ведущей отраслью общественного производства будет научное производство, основанное на творческом труде ученых. Таким образом, капиталистические общественно-производ ственные отношения являются ограниченными отношениями, они могут существовать в качестве господствующих или вспомогательных, неосновных общественно-производственных отношений только в пределе исторического развития общества от аграрно-технической до научно-технической революции. Эти две революции являются их историческо-временными границами, за которыми капиталистические общественно-производственные отношения существовать не могут.

Еще более ограниченными являются рабовладельческо-крепостнические общественно-производственные отношения, историческо-временными границами которых являются аграрно-техническая и индустриально-техническая революции, за пределами которых рабовладельческо-крепостническое общество существовать не может.

Современная научно-техническая революция - это та исторически временная граница, через которую капитализм перейти не может, подобно тому, как индустриально-техническая революция являлась непреодолимой границей для рабовладельческо-крепостнического общества. Но в зависимости от соотношения классовых сил в классовой борьбе в одних странах буржуазно-социальная революция произошла раньше, в начальном периоде или первой половине развития индустриально-технической революции, в других - намного позднее, в последнем периоде или второй половине развития индустриально-технической революции. Точно так же, очевидно, дело обстоит и с социалистической революцией. В одних странах она должна произойти раньше, в других позднее, что и подтверждается исторической действительностью. И зависит это от исхода классовой борьбы пролетариата против капиталистов, от сплоченности, единства, дисциплинированности, солидарности и преданности пролетариата делу социалистической революции.

Таким образом, хотя научно-техническая революция и является первопричиной осуществления социалистической революции, но непосредственной ее причиной является классовая борьба. Научно-техническая революция и классовая борьба пролетариата против экономического и политического господства класса капиталистов, большая часть которых превратилась в паразитическую касту современных рантье, являются объективным и субъективным факторами, без которых победа социалистической революции невозможна. Ни научно-техническая революция без классовой пролетарской борьбы, ни классовая борьба до научно-технической революции не могут привести к полной победе социалистической революции.

До научно-технической революции экономические противоречия капиталистического общества не могут достигнуть необходимого уровня для совершения социалистической революции. Между производительными силами и производственными отношениями не возникает конфликта, а вследствие этого не возникнут условия для роста классового самосознания и классовой борьбы до необходимого уровня, без которой невозможна победа социалистической революции.

До научно-технической революции классовая борьба пролетариата была недостаточной для победы, совершения социалистической революции. По мере же развития научно-технической революции, обострения экономических противоречий, возникновения конфликта между производительными силами и общественно-производственными отношениями классовая борьба пролетариата обостряется и завершается социалистической революцией. Следует отметить, что могучим ускорителем социалистических революций первой половины XX в. явились мировые войны 1914-1918 г.г. и 1939-1945 г.г.

4. Последствия социалистической социальной революции.


После победы социалистической социальной революции, как и ранее, после победы общинно-социальной, рабовладельческо-социальной и буржуазно-социальной революций, происходят (должны произойти) революции во всех общественных отношениях социалистического общества: национально-этнических, духовно-культурных и политических. В социалистическом обществе, как и ранее, в общинном, рабовладельческом и капиталистическом, происходят: социалистическая национальная революция, которая является четвертой (и последней) революцией в историческом развитии национально-этнических отношений общества; социалистическая культурная революция, которая является, соответственно, четвертой революцией в историческом развитии духовно-культурных отношений общества; и социалистическая демократическая революция, которая является четвертой революцией в историческом развитии политических отношений общества.

Эти революции вместе с научно-технической и социалистической социальной революциями радикально, революционно изменят, преобразят современное общество. Произойдет новое, очередное обновление общества, которое изменится неузнаваемо.

Четвертая национальная (интернациональная) революция доведет до логического конца все те процессы в национально-этнических отношениях, которые происходили в историческом развитии общества ранее.

При совершении первых трех революций в развитии национально-этнических отношений общества происходил поэтапный процесс интеграции общества и ассимиляции сообществ: первобытных коллективов - в племена, племен - в народности, народностей - в нации. Очевидно, что при осуществлении четвертой национальной революции нации должны объединиться в более крупную национальную общность, а поскольку социалистическая национальная революция является последней революцией в развитии национальных отношений, то понятно, что при ее осуществлении в новую национальную общность должны объединиться все нации мира, в единое мировое государство должны объединиться со временем все государства мира.

Для осуществления четвертой национальной революции необходимы два условия: образование мирового товарно-экономического рынка и осуществление социалистических социальных революций во всех странах мира. И по мере слияния национальных и региональных, объединяющих несколько национальных рынков, в единый мировой рынок, страны, в которых будет происходить социалистическая социальная революция, будут рано или поздно объединяться в единое мировое социалистическое союзное государство, преодолевая национальные предрассудки, тормозящие этот великий, глобальный процесс.

Любопытно, что Сталин и его преемники отказались способствовать развитию этого процесса. Хотя и Маркс, и Энгельс, и Ленин - основоположники концепции государственного социализма, постоянно заявляли, что социалистическая революция объединит народы мира в единое государство, после победы социалистических революций в нескольких десятках государств был создан лишь Советский Союз, в который вошли лишь страны, являвшиеся ранее частями Российской империи. После же осуществления социалистических революций в Средней Европе в 40-х годах, в Китае - в 1949 г. и позднее в других странах мира: Азии, Африке и Америке эта идея - идея объединения всех социалистических стран в единое союзное социалистическое государство была похоронена. Интернационалисты, выступающие за осуществление этой идеи, стали оскорбительно именоваться "безродными космополитами", а коммунисты, перешедшие на позиции государственного изоляционизма и национализма, стали именовать себя патриотами.

Объясняется, очевидно, это тем, что российские коммунисты боялись оказаться в меньшинстве. Ведь русский народ составлял лишь половину населения СССР, и если бы европейские социалистические страны от Польши до Албании вошли в состав СССР, русское население стало бы составлять лишь треть населения Советского Союза, и возникла бы угроза его лидирующей роли. А в Коммунистической партии возникла бы угроза лидирующей роли русских коммунистов.

Но если после объединения европейских социалистических стран возникла бы лишь угроза гегемонии русской нации и русских коммунистов, то с вступлением в СССР Китая эта угроза превратилась бы в неизбежную реальность. В этом случае две трети населения союзного государства (независимо от того, как бы оно называлось) стали бы составлять китайцы, и роль лидера в СССР перешла бы к китайцам и китайским коммунистам. А это никак не могло устроить русских коммунистов, для которых их лидерство в мире стало главной целью.

Пройдет время, социалистическая революция победит рано или поздно во всех странах мира, и все социалистические страны с обновленным, рыночным, кооперативным социализмом (а не с государственно-бюрократическим) начнут объединяться в мировое социалистическое союзное государство, которое в конечном счете объединит все без исключения нации и народы мира в единую, мировую национальную общность, которая сформируется в великом процессе экономической и государственно-политической интеграции и национально-этнической ассимиляции. И в мире будет одно государство, одна нация (как бы она ни называлась), одна раса, один язык. И только тогда войны прекратятся раз и навсегда; они, образно говоря, будут сданы в музей древности.

Наряду с социалистической национальной революцией, после осуществления социалистической социальной, произойдет и социалистическая культурная революция, целью которой являются революционные преобразования в духовно-культурных отношениях общества: идеологии, морали, искусства, литературы - словом, во всей духовной и материальной культуре общества.

Новая идеология, новая мораль, новая культура необходимы новому обществу, новому социальному (и политическому) строю для его упрочения, для преодоления пережитков старого, капиталистического эксплуататорского общества, для ликвидации массовой преступности, которая является нормой жизни капитализма (и государственно-бюрократического социализма) и которая неприемлема для кооперативного социализма; для возрождения живой природы, которая губилась и губится в угоду извлечения прибыли капиталистами, что является их единственной целью жизни.

Наряду с социалистической национальной и социалистической культурной революциями в социалистическом обществе должна осуществиться и социалистическая демократическая революция, которая заменит деспотическое государство демократическим, однопартийную систему - многопартийной, унитарное государство - федерацией или конфедерацией, президентское или парламентское законодательство - прямым народным законодательством.

Социалистическая демократическая революция необходима потому, что после социалистической социальной революции в стране утверждается, как показывает историческая практика, либо ограниченная демократия, либо олигархия, либо, наконец, тирания, т.к. революционные силы нуждаются для удержания и упрочения своей власти в ограничении политических прав и демократических свобод для буржуазии. А если социализм является государственно-бюрократическим, то государство становится тоталитарным, в котором лишаются всяких прав не только буржуазия, но и все остальные социальные слои социалистического общества: рабочие, крестьяне, интеллигенция, служащие, мелкая бюрократия.

Вопрос о необходимости осуществления в социалистическом обществе социалистической демократической революции настолько важен для судеб социализма и мировой социалистической революции, что возникает необходимость осветить его более подробно на примере Советского Союза.

Советское государство в первое десятилетие своего существования являлось по своему социальному содержанию пролетарским государством, или, как говорили большевики, государством диктатуры пролетариата. Пролетарское содержание советского государства этого периода вытекает из того, что Октябрьская революция была осуществлена пролетариатом при поддержке беднейшего крестьянства под руководством рабочей партии - РСДРП (большевиков) в интересах самого пролетариата.

Однако политическое развитие советского общества пошло по иному пути, чем предполагалось большевиками до революции. С первого дня после насильственного захвата власти большевиками ограничиваются демократические свободы и политические права, а после всеобщих демократических выборов в Учредительное собрание, на которых они получили лишь 25% голосов, демократические свободы и политические права, завоеванные российским народом в Февральскую революцию, полностью ликвидируются, а Учредительное собрание разгоняется.

Ограничивается, а затем, на десятом съезде РКП(б) в марте 1921, года полностью ликвидируется и внутрипартийная оппозиция. Реальная политическая власть переходит поэтапно из рук пролетариата в руки его политического авангарда - РКП(б), затем от партии - к партаппарату, а от него - к ЦК РКП(б). Демократическая форма государства (1917 г.) заменяется олигархической формой, ибо власть переходит из рук народа в руки небольшой группы лидеров РКП(б). Народ же, включая пролетариат, теряет не только власть в лице Учредительного собрания и Советов, но и все демократические свободы и политические права.

Во второй половине 20-х годов, после отказа советского руководства во главе с И.Сталиным от ленинской нэповской рыночной экономики в пользу централизованной директивно-плановой, в эволюции советского государства наступает второй этап - этап радикального изменения его социального содержания. Новая, олигархическая форма советского государства породила новое содержание. Советское государство революционной диктатуры пролетариата трансформируется в государство реакционной диктатуры бюрократии.

Если раньше советское пролетарское государство выражало в какой-то мере интересы трудящихся и было направлено главным образом против класса капиталистической буржуазии и ее союзников и защитников, то с конца 20-х годов советское бюрократичес кое государство стало выражать интересы ставшего господствующим класса бюрократии и стало направляться, главным образом, против трудящихся: крестьян, интеллигенции, служащих и даже рабочих.

В середине 30-х годов в эволюции советского государства начинается третий этап. Новое, бюрократическое содержание государства породило его новую форму, и олигархическая форма советского бюрократического государства заменяется тиранической формой, в ее наиболее грубой, жестокой, террористической форме - форме тоталитарной тирании.

Для установления и укрепления тоталитарно-тиранической диктатуры И.Сталину и его сатрапам пришлось физически уничтожить (или довести до самоубийства) всю ленинскую гвардию, всех видных советских государственных и общественных деятелей, всех ярких независимых личностей, которые либо не поддерживали И.Сталина и его политику, либо поддерживали его недостаточно, по его мнению, активно, таких как Троцкий, Каменев, Зиновьев, Пятаков, Бухарин, Рыков, Рудзутак, Антонов-Овсеенко, Косиор, Чубарь, Постышев, Киров, Куйбышев, Орджоникидзе, Енукидзе, Тухачевский, Уборевич, Якир, Блюхер и многих других.

Сталину пришлось физически уничтожить и многие миллионы советских трудящихся. Особенно много советских людей погибло в 1929 году, в период начавшейся тотальной коллективизации крестьянства; зимой и весной 1932-1933 годов, в период искусственно вызванного голода в селах Украины, Кубани, Сибири; в 1937-1938 годах, в период ежовского большого террора; в 1939-1940 годах, в период военно-политического сотрудничества И.Сталина с А.Гитлером; в 1942 году, во время Великой Отечественной войны, и в 1949 году, в период создания сталинской империи.

Всего за три десятилетия сталинского правления было уничтожено физически, посредством расстрелов, пыток, голода, холода, тяжелой непосильной работы, самоубийств несколько десятков миллионов советских людей. Такова кровавая дань, принесенная многострадальным советским народом в жертву жестокой сталинской диктатуре, ставшей в 1937 году тоталитарно-тиранической диктатурой.

После смерти красного диктатора в 1953 году бюрократическое тоталитарно-тираническое государство настолько скомпрометировало себя кровавыми преступлениями, что уже не могло более существовать с прежней форме. В результате происходит трансформация бюрократического государства, которое сменяет тираническую форму на олигархическую. Государственная власть переходит из рук одного человека - диктатора-тирана в руки небольшой группы людей - олигархии в лице Политбюро ЦК КПСС.

Олигархическим по форме советское бюрократическое государство остается и поныне, хотя время от времени в советском олигархическом однопартийном государстве происходят незначительные изменения: то происходит дворцовый переворот (1964 год), то партийно-правительственный кризис (1957 год), то государственная власть переходит из рук Политбюро к ЦК КПСС, то возвращается через некоторое время назад к Политбюро, то Политбюро и Центральный Комитет делят ее между собой.

Но как бы ни менялась форма советского государства, будь то тирания, узкая или более широкая олигархия, по своему социальному содержанию советское однопартийное государство остается неизменным. Оно и по настоящее время остается бюрократическим государством, государством реакционной диктатуры бюрократии, направленной против трудящихся, для их подчинения бюрократии, для сохранения ее социально-экономического господства.

И бюрократия, особенно партократия, неизбежно будет противиться всяким прогрессивным реформам, всякой прогрессивной перестройке, в том числе современной горбачевской (несмелой, непоследовательной), всякому расширению гласности, и особенно демократизации, что подтверждается уходом в отставку (смещением) под давлением партийной бюрократии Б.Ельцина, поскольку они или угрожают господству бюрократии или его существенно ограничивают. А полная, последовательная, действительная, а не мнимая, не лживая демократизация с неизбежностью несет конец ее господству.

Желая во что бы то ни стало сохранить свое господство и привилегированное положение, бюрократия и ее высокооплачиваемые ученые идеологи-лакеи, регулярно получающие свои 30 серебреников из государственной кормушки, тщетно стараются доказать, что в советском обществе и всех других социалистических странах существует социалистическая демократия, поскольку, дескать, в них нет частной собственности капиталистов на средства производства и потому отсутствует эксплуатация человека человеком. При этом они сознательно смешивают формы политического строя с формами социального строя.

Но если признать, вслед за лакеями-идеологами бюрократии, всякое социалистическое, в том числе однопартийное, государство демократическим государством на том только основании, что в нем существует не частная, а государственная собственность на основные средства производства, которые якобы являются общей собственностью трудящихся, а не бюрократии, то придется признать демократическим государством не только современное советское государство, но и сталинское тоталитарное государство, уничтожившее многие миллионы советских трудящихся, и маоистское террористическое государство периода печально знаменитой культурной революции в Китае, и полпотовское государство в Кампучии, проводившее по отношению к своему народу политику геноцида и физически истребившее за три года правления три миллиона человек из восьми миллионов жителей страны.

Признание горбачевским руководством необходимости демократизации советского общества является признанием отсутствия в СССР демократии, ибо демократическое общество не нуждается в демократии, поскольку уже имеет ее. В демократии нуждается недемократическое общество, подобно тому, как в пище нуждаются голодные, в работе - безработные, в жилье - бездомные.

Бюрократия и ее пропагандисты-агитаторы цинично утверждают также, что трудящиеся привыкли к однопартийной системе и не желают, чтобы в советском обществе существовало несколько партий. В этом, дескать, нет необходимости.

Бюрократия и ее идейные слуги неоригинальны в этом вопросе. Все диктаторы (и все диктатуры) во всех странах и во все времена, в том числе Муссолини и Гитлер, Франко и Салазар, утверждали в той или иной форме то же самое, т.е., что их народы не нуждаются в многопартийной демократии.

Но если советские трудящиеся не хотят многопартийной демократии, не хотят любой другой партии, кроме КПСС, зачем же бюрократия отдавала на протяжении 70 лет распоряжения сотрудникам КГБ об аресте тех представителей трудящихся, которые стремились время от времени создать хотя бы еще одну партию? Ведь если трудящиеся не хотят другой партии, то они просто не будут за нее голосовать на выборах в Советы народных депутатов, отдавая свои голоса ныне правящей КПСС, и вторая, альтернативная партия, выступающая, например, за преобразование государственно-бюрократического социализма в рыночный кооперативный социализм, будет влачить жалкое существование и скоро сама без запретов, без репрессий, без арестов, без судов, тюрем, лагерей и психушек прекратит свое существование.

На самом деле все это циничная ложь! На самом деле против многопартийной демократии выступают не трудящиеся, а бюрократия, ибо она боится, что трудящиеся в условиях многопартийной демократии отдадут свои голоса другим партиям, выразив правящей КПСС вотум недоверия и лишив ее тем самым привилегий и господства.

Но если все же предположить, что бюрократия искренне верит в то, что трудящиеся действительно не хотят замены однопартийной диктатуры многопартийной демократией, почему же она так упорно не хочет провести по этому вопросу хотя бы референдум? Причина все та же: бюрократия не уверена, что большинство трудящихся выскажется за сохранение однопартийной диктатуры. И это в условиях идеологического оболванивания масс, в условиях социальной и политической демагогии! А если сначала допустить неограниченную деятельность оппозиционных партий, а референдум о многопартийной демократии провести после демократизации? Можно не сомневаться, что в этом случае за многопартийную демократию выскажется не менее 90% трудящихся. Против многопартийной демократии голосовали бы только бюрократия и члены КПСС.

Реакционные идеологи-агитаторы бюрократии громогласно заявляют, что "народ и партия едины", что единственная в стране партия является партией всего народа, что народ верит и поддерживает свою партию. Действительно, определенная часть трудящихся, не имея возможности в условиях бесправия и репрессий выслушать по тому или другому вопросу политической и экономической жизни общества мнение оппонентов руководству страны, верит бюрократии, ее партии и идеологам, находясь под влиянием их демагогии и односторонней информации. Но ведь и в гитлеровской Германии (как и в других фашистских странах) значительная часть трудящихся поддерживала единственную в стране нацистскую (фашистскую) партию и верила ей. Но разве это значит, что гитлеровская нацистская партия являлась партией всего немецкого народа, а не партией господство вавшего в Германии класса? Кроме того, хотя большинство трудящихся в социалистических странах и не поддерживает бюрократию и ее партию, о чем говорит, в частности, нежелание огромного большинства трудящихся вступать в партию бюрократии, но они вынуждены из-за опасений репрессий публично поддерживать и бюрократию, и ее партию. Постоянные репрессии за инакомыслие и правдивую информацию, правдивое высказыва ние своего мнения в бюрократическом обществе научили и постоянно учат трудящихся иметь два мнения: одно официальное, публичное и неискреннее - для бюрократии, другое, неофициальное, искреннее, правдивое - для трудящихся. Трудящиеся вынуждены приспосабливаться к бюрократическому обществу всеобщей лжи, двуличия, лицемерия, являющихся нормой жизни для бюрократии и становящихся нормой жизни для определенной части трудящихся.

Бюрократия не хочет уравнения ее прав с правами трудящихся. Она хочет во что бы то ни стало сохранить свое политическое и экономическое господство, свои экономические привилегии, свою власть над трудящимися.

Бюрократия хочет сохранить для нужд своего социально-экономического господства свое чудовищно разросшееся бюрократическое государство, стоящее на страже ее интересов. И бюрократия будет решительно бороться всеми имеющимися у нее в арсенале средствами против преобразования бюрократического государства в социалистическое демократическое государство.

Бюрократия будет решительно бороться против преобразования государственно-бюрократического социализма в рыночный кооперативный социализм.

Бюрократия будет отчаянно бороться против демократизации бюрократического общества, то есть против замены олигархической формы государства демократической формой, олигархического однопартийного государства социалистическим демократическим многопартийным государством.

Но как бы ни сопротивлялась бюрократия, она не сможет остановить ход истории, не сможет остановить прогрессивное развитие общества с его объективными законами, проявляющимися через экономические, социальные, политические и духовно-культурные потребности трудящихся, о чем свидетельствуют попытки трудящихся европейских социалистических стран осуществить глубокие социальные реформы и демократизацию общества, попытки, повторяющиеся в социалистическом мире через каждые 12 лет: в 1956 году - в Венгрии, в 1968 году - в Чехословакии, в 1980 году - в Польше, попытки, которые были насильственно прерваны бюрократией СССР, оказавшейся достойной преемницей имперской внешней политики российских императоров и царской бюрократии XIX столетия, так же жестоко подавлявших демократическое движение в буржуазной Европе.

Доказательством неизбежности демократизации советского общества является мощное демократическое движение, охватившее всю Восточную Европу и свергнувшее все существовавшие там 45 лет тоталитарные режимы в результате победоносных демократических революций. Доказательством неизбежности демократизации всего советского общества является и победа демократических сил на полудемократических выборах в ряде советских республик: Литве, Латвии, Эстонии, Армении, Грузии. КПСС "победила" лишь там, где другим партиям и движениям не разрешалось выдвигать своих кандидатов в депутаты. Нет никакого сомнения, что КПСС потерпит поражение везде, где будут проведены многопартийные демократические выборы. У КПСС нет будущего!

К основным демократическим свободам и политическим правам, которые характеризуют сущность социалистической демократии, относятся: свобода слова, печати, собраний, митингов, демонстраций; свободный обмен информацией; право подвергать критике любого гражданина государства, в том числе самых высоких должностных лиц: главу государства, главу правительства, главу правящей партии, всех руководителей государства и руководителей всех партий; право создавать независимые кооперативные издательства и типографии, право издавать независимые газеты и журналы; право создавать независимые, в том числе оппозиционные, организации: клубы, общества, профсоюзы, движения, политические партии; всеобщее избирательное право, как активное, так и пассивное; свобода вероисповедания, включая распространение религиозной литературы; свобода передвижения по всей стране и по другим странам безо всякого ограничения, отмена политического режима паспортной прописки; неприкосновенность жилища и личности, кроме лиц, совершивших или подозреваемых в совершении уголовно-наказуемых преступле ний. Социалистическую демократию характеризует также право трудящихся принимать участие в управлении своим предприятием.

Все эти и другие демократические свободы и политические и социальные права во всех социалистических странах (за исключением последнего года в Восточной Европе) либо совершенно отсутствуют, либо ежедневно попираются; попираются грубо, жестоко, цинично.

Социалистическая многопартийная демократия необходима и по нравственным соображениям, и с точки зрения экономической целесообразности. Она необходима по нравственным соображениям, поскольку только в демократическом обществе человек осознает себя полноценным, свободным гражданином, а не бесправным подданным господствующего класса, как это имеет место в недемократическом, в частности, в современном советском обществе. Многопартийная демократия нужна и с точки зрения экономической целесообразности, поскольку оппозиционные партии будут постоянно выискивать и предавать гласности все имеющиеся в обществе и экономике негативные явления, которые, при отсутствии демократических свобод бюрократия, ответственная за них, обычно старается скрыть. Правящая же партия в условиях демократии будет стремиться либо не допускать негативных явлений, своевременно предупреждая их, либо устранять негативные явления сразу при их обнаружении, что ей необходимо, помимо прочего, для сохранения своей популярности среди избирателей и, следовательно, сохранения власти. И таким образом, все партии, как правящая, так и оппозиционные, постоянно будут способствовать очищению социалистического общества ото всех негативных явлений, что приведет к значительному ускорению прогресса общества, социального и экономического, научного и технического, политического и духовно-культурного.

Выборы с участием в них одной политической партии, как это имеет место в СССР, равнозначны спортивным соревнованиям с участием в них одной спортивной команды. Зачем этой спортивной команде тренироваться, заниматься физкультурой и гимнастикой, готовиться к соревнованиям? Ведь она все равно победит. Зачем единственной политической партии готовиться к выборам, участвовать в предвыборной кампании? Ведь все равно победителем выйдет она, единственная в стране партия.

Социалистическая демократия будет иметь место в социалистическом обществе там и тогда, где и когда людей не будут судить за их утверждения (якобы за клевету), что в стране отсутствует демократия.

Социалистическое многопартийное демократическое государство тем отличается от однопартийного олигархического и тиранического социалистических государств, что в первом оппозиция сидит на парламентской скамье, а во втором - на скамье подсудимых.

Отличие социалистического демократического государства от социалистического олигархического (например, советского государства в эпоху Хрущева или Брежнева) или социалистического тиранического (например, советского государства в эпоху Сталина) такое же, как и отличие буржуазно-демократического государства (например, современных западноевропейских государств) от буржуазно-олигархического (например, некоторых латиноамериканских государств с правлением в них военно-фашистских хунт или южноафриканского расистского государства) или буржуазно-тиранического (например, фашистских государств муссолиниевской Италии, гитлеровской Германии).

Переходному периоду от капитализма к развитому социализму, т.е. социализму рыночно-кооперативному, соответствует, как показывает историческая практика, социалистическое государство переходного типа, которое может быть либо олиграхическим, либо тираническим. Социальному неравенству в переходный период, период неразвитого государственно-бюрократического социализма, соответствует и политическое неравенство, выражением которого и является утверждение и существование олигархической или тиранической форм социалистически-бюрократического государства.

Развитому же кооперативному социализму с его социальным равенством всех классов и социальных слоев общества более всего соответствует социалистическое многопартийное демократическое государство с политическим равенством всех граждан, с широкой, полной, плюралистской демократией, которая является выражением политического равенства.

Поэтому, пока существует социально-экономическое неравенство между бюрократией и трудящимися, бюрократия будет постоянно стремиться сохранить или восстановить политическое неравенство, которое является условием сохранения господства бюрократии. Если же ликвидировать социальное неравенство, но сохранить политическое неравенство, последнее неизбежно приведет к восстановлению социального неравенства, как это произошло в СССР после нэпа и в Югославии после реформ на рубеже 40-50-х годов.

Условием сохранения социального равенства при социализме является утверждение и сохранение политического равенства, т.е. полной, широкой, многопартийной, плюралистской социалистической демократии, демократии не только для бюрократии, но и для всех трудящихся, демократии не только для большинства трудящихся, поддерживающего руководство страны, но и для меньшинства трудящихся, не поддерживающего его, выступающего против правящей партии, образующего оппозицию им. Без оппозиции нет демократии!

Бюрократическое государство, используя репрессивный аппарат в лице КГБ и милиции, охраняющий социально-экономическое господство бюрократии и политическое господство партократии, использует в борьбе с реформаторами, правозащитниками, демократами, сторонниками рыночного кооперативного социализма, инакомыслящими, активными верующими, националистами, диссидентами, самые аморальные, грубые, жестокие и циничные методы и средства: клевету, угрозы, незаконные задержания и аресты, лжесвидетельства, подделку документов, методы физического воздействия (избиения, пытки) при расследовании и отбывании сроков лишения свободы, тюрьмы, лагеря, ссылки, карцеры, психушки, противозаконные осуждения к лишению свободы, противозаконное длительное и даже бессрочное содержание в тюрьмах, лагерях и психушках.

Бюрократия, не надеясь справиться с оппозицией идейно-политическими средствами, борется с ней методами полицейскими, репрессивными. Современная оппозиция в СССР находится в таком же положении, в каком она, в том числе большевики, меньшевики, социалисты-революционеры, анархисты, находилась в Российской империи. Их отличие лишь в том, что в Российской империи были запрещены, находились вне закона или подвергались ограничениям все левые партии, а в социалистическом Советском Союзе - все, кроме одной, правящей. Ирония судьбы социализма в том, что буржуазные правительства в капиталистических странах не боятся социалистической и коммунистической оппозиции и допускают ее неограниченную деятельность, а коммунистические правительства в социалистических странах ее боятся и потому запрещают или всячески ограничивают, ибо запрет или ограничения есть признак страха и слабости бюрократии, а не силы.

Но как бы ни свирепствовали опричники бюрократии, рано или поздно государственно-бюрократический социализм будет ликвидирован и заменен рыночным кооперативным социализмом! Рано или поздно господство бюрократии будет уничтожено и заменено социалистическим народовластием! Рано или поздно олигархическое государство и власть КПСС будут низвергнуты и в советском обществе утвердится социалистическая многопартийная демократия с ее великими нравственными принципами: политической свободой, социальным равенством, национальным братством!

Социалистическая демократическая революция является таким же закономерным явлением в развитии общества, как и общинно-демократическая, как рабовладельческая демократическая и буржуазно-демократическая революции. Социалистическая демократичес кая революция является таким же закономерным явлением в развитии общества, как научно-техническая революция, как социалистические социальная, культурная и национальная революции. И в каждом сообществе вслед за социалистической социальной революцией рано или поздно должна произойти и социалистическая демократическая революция.
[Оглавление]

Copyright © 2005 parshakov.com На главную Написать нам письмо В начало страницы
Created by Pictograph