Официальный сайт

Главная Написать автору Гостевая книга

   Глава пятая

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ПЕРВОБЫТНО-ОБЩИННОГО ОБЩЕСТВА. ПРОИЗВОДИТЕЛЬНАЯ ФАЗА


1. Развитие производительных сил общества


В общинно-родовом обществе, сменившем при совершении общинно-социальной революции формирующееся первобытное общество, механическая техника, занявшая в новом техническом укладе родоплеменного общества господствующее положение, продолжает совершенствоваться и распространяться, все более тесня простые, домеханические технические средства, которые также, разумеется, продолжают развиваться.

Лук с тетивой и стрелой по мере его распространения совершенствуется. В одних местах он изготовляется цельным, из одного куска дерева, в других - составным, из трех кусков дерева кости и рога. Стрелы изготовляются также цельными или составными, с костяным или каменным, но обычно кремневым остроконечником. Позднее стрелы изготовляют с металлическим (медным, бронзовым, железным) наконечником, что повышает эффективность охоты. Производят стрелы, начиненные ядом. Для охоты на птицу с красным оперением, с целью добывания этих перьев для украшения, а также на пушного зверька применяются стрелы c круглым концом, что делается, чтобы не запачкать кровью красивое оперение и не продырявить шкурку.

У некоторых племен для охоты на рыбу с помощью лука применялись стрелы с несколькими остриями, как остроги, сделанными из твердого дерева, со всаженным длинным тонким тростником (13-13).

В Индии, у небольшого народа бхилов, лук со стрелой применяется и в настоящее время. "Традиционное охотничье оружие бхилов - лук и стрелы. Лук простой, различных размеров. Есть большие луки, тетива которых натягивается в положении лежа на спине, причем руками оттягивается тетива, а ноги упираются в лук. Повседневно же используют лук средних размеров, длиной 120-150 см. Его делают из бамбука, иногда - из большого центрального ребра дикорастущей пальмы, обладающей большой упругостью.

Тетивой лука служит тонкая полоска расщепленного бамбука, которая прикрепляется к его концам сыромятными ремешками, сухожилиями или гибкими лианами.

...Бхилам известно много разновидностей стрел, предназначенных для охоты на диких животных. Стрелы харио, как правило, тростниковые, с железными наконечниками. Форма и размер наконечников различны. Распространены пикообразные и ланцетообразные, с зазубринами и без зазубрин. Стрелы робдо делают из бамбука, с бамбуковыми наконечниками. Обычная длина стрелы 60-90 см. Стрелы харио применяются при охоте на крупных зверей, даже тигров. В прежние времена существовали и боевые стрелы. У бхилов Раджастана (район Кхеовары) имеются следующие виды стрел: бхальри для охоты на крупных животных, оде - для битья крупной рыбы, до дхари бхави - обоюдоострая (как бы с двумя лезвиями) стрела, грозное боевое оружие прежних дней, вызывающее внутреннее кровотечение. Стрелы робдо предназначены для охоты на небольших птиц и обучения юношей стрельбе из лука (18-65).

В 1965 году в городе Ангаре были найдены могильники древних людей - обитателей Восточной Сибири. В этих могильниках археологи обнаружили луки необычной конструкции. "Помимо костяков древних охотников, в могилах находились топоры из полудрагоценного зеленого саянского нефрита, колчаны стрел из кремня и невиданные луки, укрепленные во всю длину костяными пластинками. Как установлено, это были древние луки усиленного типа, предшественники сложных луков - наиболее дальнобойного оружия древних охотников" (19-11).

Лук и стрелы получили широчайшее распространение у древних людей. Если прежде механические средства, хотя и получили широкое распространение в древнем обществе, но так, что одни народы применяли копьеметалку, но не знали духового ружья, другие пользовались духовым ружьем, но не знали копьеметалки и пращи и т.д., то лук со стрелой известен всем народам, прошедшим через охотничье-техническую и общинно-социальную революцию.

Изобретаются и получают применение такие механические средства, как самострел, арбалет, сверлильный станок, огневое сверло, которые возникли на основе использования лука с тетивой в качестве своей основной части.

Сложным и совершенным оружием охотника и в особенности воина является арбалет. Если при стрельбе из лука стрела удерживается в момент прицеливания рукой человека, а направление ее полета определяется взаимным расположением лука (древка) и руки, то при стрельбе из арбалета (самострела) стрела помещается в вырезанном в дереве канале ствола, представлявшем собой канавку или желобок с полукруглым или прямоугольным сечением. На краях этой канавки сделаны небольшие вырезки (зарубки), посредством которых и удерживается тетива натянутого лука, сбоку прикрепляется спусковая палочка (дощечка), при легком нажатии которой тетива освобождается из вырезов и с силой выбрасывает стрелу в нужном направлении.

Арбалет улучшил меткость стрельбы за счет более совершенного механического приспособления - рабочего механизма для управления движением стрелы в нужном направлении. Арбалет увеличивает силу боя за счет увеличения мощности лука. Мощность арбалета (и самострела) увеличивается за счет того, что в нем можно применять более упругое дерево в качестве древка лука, который можно натягивать двумя руками, упираясь прикладом арбалета в землю, дерево или грудь (живот). Кроме того, силу натяжения лука в арбалете можно увеличить за счет рывка при натяжении лука, в то время как в обычном луке этого сделать нельзя, поскольку после натяжения лука его необходимо удерживать в натянутом состоянии какое-то время, необходимое для прицеливания, а для удержания лука в натянутом состоянии необходимо затрачивать мускульную силу.

Далее, чрезмерное приложение усилия для удержания лука в натянутом положении не дает охотнику или воину точно прицелиться. Из арбалета можно стрелять лежа, подползая к оленю или другому животному из засады. Освоить технику стрельбы из арбалета гораздо легче, чем из лука, так как арбалет по сравнению с луком требует меньше личных качеств от стрелка: силу, выносливость, меткость и т.д. Но наряду с этими преимуществами арбалет имеет один существенный недостаток, а именно: он несколько громоздок по сравнению с луком и неудобен при ношении, особенно в густом лесу и кустарнике при быстром движении, например, при преследовании животного на охоте. Поэтому арбалет не получил в охотничьем промысле широкого распространения. Чаще его использовали в военном деле. А на охоте применялся полуавтоматический механизм - самострел. Самострел устанавливался против звериной тропы или водоема. К спусковой палочке привязывали нить, которая проходила невысоко над землей через тропу. Когда животные проходили мимо самострела и задевали ногами нить, он автоматически стрелял и поражал животное.

Наряду с самострелом в охотничьем промысле стали более широко применяться и другие полуавтоматические средства (ловушки): капканы, петли, ловчие ямы и т.д.

При изготовлении различных изделий из дерева, камня, бивня, кости и рога наряду со множеством разнообразных технических средств в родоплеменном обществе стал применяться, по-видимому, изобретенный еще при совершении охотничье-технической революции сверлильный станок с лучковым приводом.

Сверлильный станок применялся при выполнении различных работ: при изготовлении каменных топоров, молотков, тесел, санок и т.д. Сверло деревянное с кремневым резцом или бамбуковое, затем костяное, сделанное из пустотелой кости, приводилось во вращательное движение человеком при помощи лучкового привода. При этом сверло двигалось то в одну, то в другую сторону. При сверловке камня в высверливаемое отверстие подсыпали мокрый песок, что повышало производительность труда.

С.Лилли называет сверлильный станок этого периода механизмом плотника. "Тогда же был создан и первый механизм плотника - смычковая дрель сверла приводится в движение опоясывающей его струной, прикрепленной обоими его концами к некоторому подобию лука, которому придавалось возвратно-поступательное движение" (7-12). Это не совсем точно. Механизмом плотника можно было бы назвать сверлильный станок в том случае, если бы им обрабатывались деревянные изделия, однако археология говорит нам, что сверление широко применялось в древнем общинно-родовом обществе при обработке каменных и костяных изделий и изделий из бивня. Если при высверливании, скажем, бус из слонового или мамонтового бивня применялось ручное сверло (простое орудие), то при высверливании проушин в топорах, теслах, молотках, а позднее мотыгах и др. зачастую применялся сверлильный станок различной конструкции.

Для добывания огня древние люди изобрели и стали применять огневое сверло с лучковым приводом, которое мало отличалось от сверлильного станка. Огневое сверло позволяло добывать огонь в течение нескольких секунд в любую погоду.

Наряду с механическими техническими средствами в родоплеменном обществе широкое распространение имели и простые технические средства, количество и разнообразие которых все более увеличивалось, несмотря на то, что они играли здесь второстепенную роль, уступив главенствующую роль ручным механизмам при совершении охотничье-технической революции.

В родоплеменном общинном обществе наряду с деревом и камнем, которые являлись до охотничье-технической революции основными материалами, широко применялись ставшие также основными материалами кость, рог и бивень, из которых изготовлялись самые разнообразные изделия.

При изготовлении различных изделий из камня, дерева, кости, бивня и рога широко применялись новые, наряду со старыми, методы обработки: шлифовка, полировка, пиление, сверление, распаривание, обжиг. Шлифованные топоры с проушиной, обладавшие высокой производительностью, лишь немного уступали современным топорам.

Искусственное добывание огня, возникшее ранее, по-видимому, при совершении охотничье-технической революции имело огромное значение в жизни людей общинно-родового общества.

Добывание огня производилось различными способами: высеканием, высверливанием, реже выскабливанием и выпиливанием (4). Применялся огонь для самых разнообразных целей: для приготовления пищи из растительных и животных продуктов, для получения тепла и света, для сушки и копчения рыбы и мяса, для сушки разнообразных растительных плодов при создании пищевых запасов на зиму, для защиты от хищных зверей. У некоторых сообществ огонь применялся во время охоты. Охотники поджигали сухую траву и бурьян со стороны ветра от стада животных, которое, убегая от надвигающейся сплошной полосы огня, пробегало мимо засевших в засаду охотников и становилось их жертвой.

В родоплеменном обществе огонь использовался и при изготовлении технических средств. В частности, огонь применялся при изготовлении копий, острог, гарпунов, стрел. Конец копья, который необходимо сделать острым, обжигается в костре, после чего обугленный конец копья соскабливается или срезается, потом процесс повторяется. Так делается несколько раз, пока тупой конец копья не становится острым. При частом применении этого технологического процесса изготовления или заострения притупившегося копья люди заметили, что конец копья становится не только острым, но и более твердым, чем его древко. Постепенно люди поняли, что более твердым острие копья становится под влиянием действия огня во время обжига. Тогда они стали использовать это явление сознательно. Теперь они стали проводить обжиг копья не только для заострения, но, главным образом, для придания ему большей твердости. Люди заметили также, что под действием обжига увеличивается твердость не только деревянных изделий, но и изделий из рога и бивня. И они стали обжигать их для придания большей твердости. У некоторых племен применялся и обжиг изделий из глины: сосудов, изготовленных путем жгутовой лепки или обмазывания плетеного сосуда, различных фигурок, статуэток. Однако использование глины в качестве нового материала и ее обжиг не получили в то время широкого распространения.

Меланизенийцы изобрели весьма оригинальный способ сверления с помощью огня и воды. Они нагревали в воде камень, в котором им необходимо было сделать отверстие, и действовали на него в определенных местах каплями воды. При попадании на раскаленную поверхность камня капли воды от него отскакивает кусочек в виде чешуйки и образуется маленькое углубление. В это углубление снова пускают каплю воды, оно становится более глубоким. Таким образом в камне, из которого изготовляют орудие с отверстием, скажем, топор или молоток, получали сквозное отверстие необходимого диаметра, в которое можно было вставить деревянную ручку (топорище). Этот оригинальный метод обработки камня осуществлялся благодаря использованию энергии огня, с помощью которого нагревали камень.

С применением механического оружия в охотничьем промысле охотники родоплеменного общества могли охотиться не только коллективно, как это имело место до совершения охотничье-технической революции, но и индивидуально. Если раньше, до охотничье-технической революции охота была, да и то не всегда, более или менее эффективной, давала охотникам мясную пищу лишь при таком способе охоты, когда одна группа охотников выполняла одну часть их совместной охоты, а именно: выступала в роли загонщиков, гнала животных шумом, криками к месту засады другой группы охотников, - которая выполняла, следовательно, другую часть совокупного охотничьего труда, то теперь, с применением механического оружия, она была эффективна при различных способах: во-первых, при коллективной охоте, основанной на разделении труда, хотя и примитивном, зачаточном, как и раньше, когда одни охотники выполняли одну часть совместного труда, охотничьего промысла, а другие - вторую; во-вторых, при коллективной охоте, основанной не на разделении труда, а на простой кооперации; и в-третьих, при индивидуальной охоте.

2. Собственность и общественно-производственные отношения


Родоплеменное общество, возникшее при совершении общинно-социальной революции, основывалось на коллективной общеплеменной собственности на основные средства производства: землю, леса, рощи, водоемы, степи и т.д. Жилища, лодки, сети, сосуды, а также пищевые запасы являлись общеродовой или семейной собственностью. И наконец, мелкие средства труда: лук, копье, топор и т.д., а также одежда, украшения и другие предметы - являлись личной собственностью отдельных людей.

Равенство (относительное, в соответствии с потребностями членов общины) в области распределения и потребления материальных благ, прежде всего продуктов питания обусловливалось двумя факторами: коллективной собственностью всего племени на основные средства производства и коллективным, совместным, там где оно имело место, трудом родовой общины, достоянием которой и являлись материальные блага.

Возникает вопрос, почему первой формой собственности на основные средства производства, возникшей при совершении первой социальной революции в развитии общества, явилась общественная, коллективная собственность, а не индивидуальная, не частная. Обычно на этот вопрос отвечают, что это являлось следствием того, что в первобытно -общинном обществе труд был настолько малопроизводительным, что не создавал никакого излишка сверх самого необходимого количества средств существования. Иначе говоря, общественная собственность на основные средства производства является следствием того, что в первобытно-общинном обществе отсутствовал прибавочный продукт.

Согласно этому взгляду, примитивные орудия труда, беспомощность отдельного человека в борьбе с природой обусловили необходимость коллективного труда, совместного добывания средств существования всеми средствами первобытной общины. А коллективный труд всех членов общины имел своим следствием коллективную, общинную собственность на основные средства производства и добываемые посредством их средства существования.

Но отсутствие прибавочного продукта, по крайней мере, систематического, характерно для первобытного общества в период до совершения охотничье-технической революции. После же совершения охотничье-технической революции, в результате которой резко возросла производительность труда охотников и рыболовов, жизненный уровень, обеспеченность продуктами питания древних людей резко возросли. И если в это время не производился систематический прибавочный продукт, то в этом просто не было необходимости. Потенциальная же возможность производства прибавочного продукта в родоплеменном обществе после совершения охотничье-технической революции существовала.

Если бы коллективная собственность на основные средства производства являлась следствием низкой производительности труда и отсутствия возможности производства прибавочного продукта, то она возникала бы задолго до охотничье-технической и первой социальной революции. Однако собственность на основные средства производства возникает именно после охотничье-технической революции, когда люди получили, впервые в развитии общества, возможность производить прибавочный продукт, по крайней мере, периодически, время от времени. И наоборот, собственность на основные средства производства была бы ликвидирована, уничтожена, заменена частной собственностью после совершения охотничье-технической революции, в результате которой возросла производительность труда и возникла реальная возможность создания прибавочного продукта. Если прибавочный продукт и не создавался после охотничье-технической революции, так это происходило потому, что избыток времени сверх необходимого труда (для производства необходимого продукта) превращался не в прибавочный труд и в прибавочный продукт, в котором просто не было необходимости, а в дополнительное время отдыха или занятия непроизводительного характера: живопись, лепку и вырезание статуэток (древнее скульптурное искусство), спортивные игры, пение, танцы и т.д. и т.п. Голодные или полуголодные древние люди, как их иногда изображают, не стали бы ими заниматься.

Некоторые исследователи считают, что коллективная собственность на основные средства производства была порождена коллективной охотой. Но коллективная охота существовала и до охотничье-технической революции, но она не породила коллективной собственности на основные средства производства. И наоборот, если до охотничье-технической революции охотники, охотящиеся в одиночку, возвращались домой, как правило, без добычи, то после совершения охотничье-технической революции охотники, вооруженные мощным, эффективным оружием - луком со стрелами - могли довольно успешно охотиться и в одиночку. Следовательно, после охотничье-технической революции отпала абсолютная необходимость коллективной охоты. И наконец, совместный труд не обязательно может функционировать только на основе коллективной собственности, но и на основе частной собственности на основные средства производства и эксплуатации человека человеком.

Возникновение коллективной, а не индивидуальной, не частной собственности на основные средства производства можно было бы объяснить и тем, что охотничьи угодья и водоемы невозможно было разделить на множество мелких участков ввиду специфики труда охотников, которые передвигаются во время поиска и преследования животных на большие расстояния. Но и это объяснение не является убедительным. Если племя, состоящее из ста семей, владеет тысячью квадратных километров территории, то после раздела этой территории каждой семье досталось бы десять квадратных километров территории, на которой вполне можно охотиться и в особенности заниматься рыболовством, хотя несомненно охота и рыболовство в таких условиях были бы менее эффективными. Но зато в условиях индивидуальной собственности отдельные люди смогли бы захватить большую территорию, чем другие, и использовать ее для эксплуатации своих более бедных соплеменников, например, путем сдачи части территории в аренду или посредством разрешения охотиться и ловить рыбу на своей территории за определенную плату продуктами или частью добытого мяса, шкурами, рыбой и т.д., так, как это стало позднее практиковаться в классовом обществе, основанном преимущественно на частной собственности на основные средства производства, в том числе и на лесные, охотничьи и водные массивы.

Рабовладельческое классовое общество, основанное преимущественно на частной собственности на основные средства производства, возникло при совершении второй социальной революции, происшедшей через много (или несколько) тысяч лет после первой социальной революции.

Несмотря на некоторое сходство экономических условий осуществления первой и второй социальных революций: наличие производства или возможность производства прибавочного продукта, коллективный (а зачастую и индивидуальный) труд охотников и рыболовов накануне первой социальной революции и коллективный, наряду с индивидуальным, труд первых земледельцев, функционирование земельной территории в качестве основного средства производства, эти социальные революции прямо противоположны по своему содержанию. Содержанием первой социальной революции является установление преимущественно коллективной собственности, а содержанием второй социальной революции является установление преимущественно частной собственности на основные средства производства. Чем можно объяснить это?

Многие исследователи утверждают, что в родоплеменном обществе существовали коллективная охота и коллективное ведение домашнего хозяйства, которым и соответствует и которые, вследствие этого, и породили коллективную собственность на основные средства производства. А в более позднем первобытно-общинном обществе существовало индивидуальное земледельческое хозяйство, которое стало нуждаться в индивидуальной, частной собственности на основные средства производства.

Но почему охота велась коллективно, а земледелие индивидуально? И в охотничьем, и в земледельческом обществах производился прибавочный продукт или существовала такая возможность. И в том и в другом труд мог функционировать, и действительно функционировал и коллективно, и индивидуально. Но охотничье общество, велся ли в нем труд коллективно или индивидуально, производился ли в нем прибавочный продукт или нет, нигде не приходит в процессе своего естественно-исторического саморазвития к частной собственности на основные средства производства и рабству. А земледельческое общество всюду порождает индивидуальное хозяйство, частную собственность на основные средства производства и порабощение одних людей другими.

Этот вопрос целесообразно более подробно разбирать при рассмотрении второй социальной революции, так как его удобно разбирать в сравнении двух социальных революций, что желательно делать при рассмотрении второй социальной революции и предшествующей ей второй революции в развитии производственных сил общества, революции аграрно-технической.

Здесь же можно лишь отметить, что форма общественно-производственных отношений, утверждающаяся при совершении той или иной социальной революции, находится в самой непосредственной взаимосвязи с характером труда основной массы производителей, основной массы трудящихся данного периода развития общества. Так что возникновение общественной, коллективной собственности на основные средства производства, утвердившейся при совершении первой социальной революции, связано с характером труда охотников и рыболовов древнего общества, а утверждение частной собственности на основные средства производства при совершении второй социальной революции связано с характером труда древних земледельцев. Эта взаимосвязь является выражением или содержанием экономического закона, который носит всеобщий характер, т.е. действует на протяжении всего развития общества, всех общественно-экономических формаций. Это один из основных экономических законов. Его, быть может, следовало назвать главным законом экономического развития общества.

Этот экономический закон можно сформулировать как закон соответствия общественно - производственных отношений характеру труда основной массы трудящихся-производителей, или короче, как закон соответствия производственных отношений характеру труда. Нетрудно заметить, что этот закон вытекает из более обобщенно сформулированного закона соответствия производственных отношений уровню и характеру производительных сил общества.

3. Обмен. Закон стоимости


Как в первобытном, так и в родоплеменном обществе хозяйство носит натуральный характер, при котором продукты труда производятся для собственного потребления. Однако между ними имеется большая разница. В первобытном обществе отсутствовал прибавочный продукт, а в родоплеменном обществе он имелся, или, по крайней мере, имелись условия для его создания, производства. В первобытном обществе отдельные кочующие коллективы людей вследствие низкой плотности населения встречались друг с другом редко и еще реже вступали в контакт, тем более, что они, как правило, говорили на разных языках. В родоплеменном обществе вследствие большой плотности населения и широчайшего применения для передвижения людей лодочного транспорта контакты отдельных общин и людей были более развиты, находились на более высоком уровне.

Вследствие этого между отдельными родовыми общинами более крупного сообщества - племени возникал и поддерживался обмен излишними продуктами труда. Этот обмен со временем становится регулярным, хотя обмену подлежала лишь незначительная часть продуктов труда общинников. Обмен происходил и между родовыми общинами соседних племен, хотя и в гораздо меньших масштабах.

В первобытном обществе, где обмен был редким, носил случайный характер, продукты труда обменивались, как мы уже говорили, исключительно на основе их полезности. В родоплеменном обществе, где обмен становится более или менее регулярным, продукты труда все более и более начинают обмениваться в определенной пропорции, а именно, в соответствии с затраченным на их производство (добычу мяса, рыбы, изготовление топора, корзины, стрелы с остроконечником; сбор орехов, грибов, ягод и т.д.) трудом, измеряемым рабочим временем.

Так, при обмене рыбы на орехи люди уже смотрели не на вес, не на объем и не на другие их качества, а прикидывали, сколько приблизительно необходимо затратить времени для добычи рыбы и для добычи орехов определенного количества, а уже отсюда определяли пропорцию, в которой должны были обмениваться товары. Таким образом, возникает товарный обмен на основе экономического закона соответствия рыночной стоимости товаров количеству затраченного на их производство труда, или, короче, на основе закона стоимости, который был научно обоснован Вильямом Петти, Адамом Смитом, Давидом Рикардо и Карлом Марксом.

В отличие от более позднего товарного обмена, основанного на опосредствовании денег и потому являющегося денежно-товарным обменом, который является более развитой формой товарного обмена, обмен в родоплеменном обществе не опосредствован деньгами, продукты обмениваются непосредственно друг с другом в их натуральной форме. Такой обмен является натурально-товарным обменом.

Иногда вторую форму товарного обмена, т.е. денежно-товарный обмен называют просто товарным обменом, а первую - натуральным обменом. Отсюда можно понять, что первая форма обмена не является товарным обменом. Но это неверно. Под натуральным обменом следует в родоплеменном обществе понимать обмен продуктами труда внутри родовой общины. Такой обмен действительно не является товарным обменом. И он не основывается на законе стоимости.

Это являлось следствием того факта, что продукты труда в родовой общине принадлежали не отдельным лицам или семьям, а всей общине и распределялись между членами общины не в соответствии с количеством труда, затраченного тем или иным общинником на производство принадлежащего общине совокупного продукта труда, а в соответствии с потребностями общинников, которые удовлетворялись полностью или частично в зависимости от наличия в общине в данный момент предметов потребления.

Обмен же между общинами осуществлялся в соответствии с количеством овеществленного в товарах труда и являлся натурально-товарным обменом. Конечно, этот обмен никогда не являлся абсолютно эквивалентным, т.к. никто не мог в точности определить, даже сами продавцы, они же и производители этого продукта труда, сколько труда овеществлено в том или ином товаре, но все же количество труда двух обмениваемых товаров, как правило, было соизмеримо, т.е. отличалось в незначительной степени. И по мере развития обмена это отличие все более уменьшалось. Таким образом, в основе натурально-товарного обмена продуктами труда общинников родоплеменного общества лежит закон соответствия рыночной стоимости товаров количеству затраченного на их производство труда (закон стоимости), т.е. обмен продуктов труда, превращающихся в товары, является эквивалентным обменом.

4. Закон соответствия размеров товарного рынка уровню общественного разделения труда


При рассмотрении охотничье-технической революции мы уже упоминали, что при ее совершении возникает разделение труда.

Это разделение труда, ведущее, как и прогресс в области техники и технологии производства, к повышению производительности труда, возникает двояким образом. Во-первых, на основе физиологических - половых и возрастных различий отдельных общинников. Одни, более сильные и выносливые (мужчины) занимались преимущественно охотой, другие - рыболовством, третьи, менее сильные (женщины, подростки, старики) - собирательством, приготовлением пищи, уходом за детьми, изготовлением одежды и т.д., четвертые, более опытные, занимались изготовлением оружия и различных орудий и средств труда: сетей, лука, копьеметателя, стрел, копий, топоров, игл, рыболовных крючков и т.д.

Такое разделение труда, а это - общественное разделение труда, его низшая форма, не приводит к возникновению и развитию натурально-товарного обмена.

Во-вторых, в родоплеменном обществе возникает и развивается общественное распределение труда на территориальной, или географической основе. В различных природных условиях, в которых проживали различные роды и племена, добывались различные средства существования. Одни общины добывали больше рыбы и меньше орехов, другие меньше мяса, но больше орехов, третьи меньше мяса, но больше злаковых зерен. Одни общины имели избыток бивней мамонта или слона, другие ощущали их недостаток. Одни имели в избытке кремень, у других его было мало.

Такое общественное разделение труда (также его низшая форма) постоянно порождало обмен между общинами продуктами труда в его натурально-товарной форме на основе экономического закона стоимости.

Этот обмен, который с течением времени становится все более и более регулярным и интенсивным, приводит отдельные, ранее изолированные общины к постоянным экономическим связям.

Эти торгово-рыночные связи, собственно, возникают и укрепляются после совершения охотничье-технической, в особенности общинно-социальной революций. В это время еще не существовало племенного образования. Древние люди проживали небольшими, по нескольку десятков человек, коллективами. Постоянные рыночные связи отдельных, чаще всего родственных общин способствовали их более тесному сближению. А поскольку выгоды общественного разделения труда, в том числе и более высокую производительность труда, можно было реализовать лишь путем товарного обмена, посредством торговых связей между общинами, то от надежности, прочности последних зависел, в определенной мере, жизненный уровень древних людей.

Поэтому укрепление торгово-рыночных связей было одной из важнейших проблем общин. Между тем эти связи часто нарушались вследствие возникающих время от времени конфликтов. В результате этого сложившийся товарный рынок, объединяющий целый ряд соседних общин, уничтожался или сужался, что вело к снижению уровня достигнутого к этому времени общественного разделения труда. А понижение или устранение общественного разделения труда вело к понижению, порой значительному, жизненного уровня древних людей.

Все это явилось причиной, если не единственной, то главной, возникновения более крупного племенного образования. Племена, объединяющие во много раз больше людей, чем первобытные коллективы (их иногда называют первобытными человеческими стадами), образовывались, как правило, путем объединения родственных общин, проживающих по соседству и входивших в сложившийся местный товарный рынок, хотя родоплеменная структура общества могла возникнуть и путем деления сильно увеличившихся общин на более мелкие, дочерние общины. Если раньше такое деление приводило к их полному отделению друг от друга, так что они становились друг от друга совершенно независимыми, являлись вполне самостоятельными общинами, то теперь дочерние общины (роды), ведя самостоятельное хозяйство, по-прежнему входили в состав родительской общины (племени), которая не исчезала, как раньше, а продолжала существовать как своего рода федерация родовых общин.

Происходило ли образование более крупного племенного образования путем объединения родственных общин или племена образовались из крупных общин, которые делились на более мелкие родовые общины, или происходило и то и другое одновременно, всюду причиной возникновение крупного объединения древних людей - племени являлось образование местного товарного рынка, который, в свою очередь, сложился вследствие возникновения и развития общественного разделения труда.

Между размерами местного товарного рынка и уровнем общественного разделения труда существует самая непосредственная взаимосвязь. Хоть уровень общественного разделения труда и зависит от торговых связей общин, а посредством их от величины местного товарного рынка, но определяющей стороной здесь является уровень общественного разделения труда, от которого зависят размеры товарного рынка. Чем выше уровень общественного разделения труда, тем больше размеры товарного рынка (и тем крупнее племенное сообщество).

Если размеры товарного рынка (и племенного сообщества) зависят от уровня общественного разделения труда, то общественное разделение труда, его уровень более всего зависят от прогресса транспортной техники и путей сообщений, от достигнутого уровня производительности труда при транспортировке товаров. Пожалуй, единственным эффективным транспортным техническим средством, которое широко применялось в родоплеменном обществе не только для нужд хозяйства, главным образом рыболовства, но и для торговли, являлась лодка, с помощью которой и многочисленных водных путей сообщения можно было довольно успешно вести торговый обмен между различными родами и племенами.

Взаимосвязь между величиной товарного рынка и уровнем общественного разделения труда является выражением экономического закона соответствия размеров товарного рынка уровню общественного разделения труда, который носит всеобщий характер, т.е. проявляется на протяжении всего периода развития общества, всех общественно-экономических формаций.

Тот факт, что племенные сообщества, по сравнению с будущими государствами или, вернее, со сложившимися в будущем народностями и нациями, были относительно небольшими, объясняется исключительно крайне низким уровнем общественного разделения труда, вследствие чего в товары обращалась очень незначительная часть продуктов труда общинно-родового общества. Величина же товарного рынка зависит именно от того, какая часть совокупного продукта труда общества обращается в товары, т.е. продается на товарном рынке. А размеры племенного сообщества определяются размерами товарного рынка, границы племени являются лишь "юридическим" выражением границ товарного рынка.

Таким образом, возникновение племен явилось следствием действия закона соответствия размеров товарного рынка уровню общественного разделения труда, подобно тому, как охотничье-техническая революция явилась следствием закона соответствия уровня производительности труда уровню потребностей людей, и подобно тому, как общинно-социальная революция явилась следствием действия закона соответствия формы общественно-производственных отношений характеру труда основной массы трудящихся.

С целью упрочения племенного образования (а следовательно, и с целью упрочения товарного рынка), которое явилось при своем возникновении не чем иным, как территориально-торговым союзом, последний был дополнен военным и брачным союзом, а также сосредоточением права собственности на основные средства производства в руках племенного образования (последнее относится лишь к тем племенам, которые возникли путем объединения более мелких общин, т.к. племенам, образованным другим путем, основные средства производства принадлежали с самого начала).

Военный союз обязывал все родовые общины племени выступать совместно против любого врага, с которым у него произошел вооруженный конфликт. А брачный союз запрещал общинникам вступать в брак в своей общине, принуждая их искать себе партнера в другой родовой общине племени, что связывало родовые общины племени и, следовательно, все племя кровнородственными связями и тем самым способствовало их консолидации. Как известно, следствием этого (экзогамии) явилось физическое и умственное совершенствование древнего человека.

Территориально-торговый, военный и брачный союзы придавали необычайную прочность племенным образованиям, основанным на общинном социальном строе с общеплеменной собственностью на основные средства производства, коллективном свободном труде и уравнительном распределении.

5. Закон соответствия степени централизации производства (хозяйства) уровню пооперационного разделения труда


Труд человека, в какой бы конкретной форме он ни проявлялся, всегда выступает или в виде индивидуального, или в виде коллективного труда. При этом всегда оказывается, что в одних случаях, при выполнении одних работ более эффективным, более производительным является индивидуальный труд, в других - коллективный, а в третьих оба вида труда: и индивидуальный и коллективный - являются по своей эффективности более или менее равноценными.

Например, охота в древнем обществе, особенно до применения механического оружия охотников: лука, копьеметателя и т.д., является более эффективной, более производительной, если она ведется охотниками совместно, коллективно. Эффективность собирательства растительных плодов мало зависит от того, ведется она коллективно или же индивидуально. А ловля рыбы с помощью удочки с крючком или поплавком, возникшая при совершении охотничье-технической революции, является более эффективной, если она ведется индивидуально.

В наибольшей степени коллективный труд применялся в прошлом в охотничьем промысле, а в настоящее время - в промышленности (со времени возникновения мануфактуры). Индивидуальный же труд нашел наибольшее применение в земледелии, где он окончательно уступил место коллективному труду лишь с началом применения в земледельческом производстве машинной техники.

Коллективный труд, в свою очередь, также разделяется на два вида, или разновидности. К одному виду относится труд, основанный на простой кооперации, т.е. такой труд, где отсутствует пооперационное разделение труда, где работники, работающие, скажем, в одном помещении, изготовляют какие-либо изделия полностью, от начала до конца самостоятельно. Ко второму виду коллективного труда относится труд, основанный на пооперационном разделении труда.

Например, земледельцы, совместно обрабатывающие поле мотыгами, выполняют труд, основанный на простой кооперации. Труд промышленных рабочих современного промышленного предприятия, где один рабочий точит деталь на токарном станке, второй затем обрабатывает эту же деталь на сверлильном, третий ее шлифует и т.д., является трудом, основанном на пооперационном разделении труда.

Пооперационное разделение труда (его низшая форма), как и общественное разделение труда, возникло в первобытном обществе, еще до совершения охотничье-технической революции. В чем же их отличие?

Основное отличие пооперационного разделения труда от общественного состоит в том, что при общественном разделения труда отдельные работники производят различные продукты труда, при этом они производят их полностью от начала до конца, от первой операции до последней, так что в руках одного и того же работника сырье и предмет труда превращаются в готовый к потреблению, индивидуальному или производственному, продукт труда. Если один общинник родоплеменного общества собирает ягоды, второй изготовляет орудия труда, третий ловит рыбу, и т.д., то здесь мы имеем не что иное, как общественное разделение труда. Причем это низшая форма разделения труда. К высшей же форме общественного разделения труда относится поотраслевое разделение труда, при котором отдельные люди заняты постоянно в одной какой-либо отрасли хозяйства, занимаются одним каким-либо видом труда. При высшей форме общественного разделения труда происходит выделение, отпочковывание отдельных отраслей общественного хозяйства, общественного производства. Под высшей формой общественного разделения труда мы понимаем то, что Ф.Энгельс в книге "Происхождение семьи, частной собственности и государства" называл крупным разделением общественного труда, т.е. поотраслевое разделение труда.

При пооперационном же разделении труда один и тот же продукт труда изготовлялся не одним, а несколькими работниками, так что один работник изготовляет одну часть или одну операцию, а другие работники изготовляют другие части этого продукта труда или другие операции. Например, если при изготовлении топора из кремня один общинник занимается оббивкой куска камня, второй - ретушью, третий его шлифует, четвертый сверлит на сверлильном станке с лучковым приводом проушину топора, а пятый изготавливает ручку топора (топорище), то мы имеем здесь не что иное, как пооперационное разделение труда. Даже если при изготовлении топора участвуют всего два человека, так что один полностью осуществляет все операции с кремневым материалом: оббивает, шлифует, сверлит, а другой изготовляет топорище из дерева, все равно мы имеем перед собой пооперационное разделение труда, однако во втором случае уровень пооперационного разделения труда будет ниже. Чем меньшее количество операций исполняет один человек, чем более однообразен его труд, тем выше уровень пооперационного разделения труда. Точно так же, чем меньше разнообразных продуктов труда изготовляют отдельные производители, тем выше уровень общественного разделения труда. Точно так же, как общественное, пооперационное разделение труда ведет к повышению производительности труда, так как оно сокращает потери рабочего времени, неизбежные при переходе от изготовления одной части продукта к другой части, от выполнения одной операции к выполнению другой. Чем меньше разнообразия в выполняемых работах, тем выше производительность труда.

Точно так же, как общественное, пооперационное разделение труда проявляется в низшей и высшей форме. При высшей форме пооперационного разделения труда один и тот же работник, постоянно, изо дня в день, из месяца в месяц, выполняет одну и ту же работу, одну и ту же операцию (одну ил несколько). Высшая форма пооперационного разделения труда возникает и становится господствующей формой в мануфактурном производстве. Поэтому К.Маркс в первом томе "Капитала" называет ее мануфактурным разделением труда. Эта высшая форма пооперационного разделения труда занимает господствующее положение и в настоящее время как в фабрично-заводском промышленном производстве, так и во многих других отраслях общественного производства.

При низшей же форме отсутствует постоянное закрепление отдельных работников за той или иной операцией, за той или иной работой. Сегодня работник выполняет одну работу, завтра совсем другую. Даже в один день он может выполнять массу разнообразных работ. Предпосылкой для перехода к высшей форме пооперационного разделения труда является переход к высшей форме общественного разделения труда. Без поотраслевого разделения труда не может существовать и мануфактурное и, тем более, фабрично-заводское разделение труда. Поэтому сначала происходит, при совершении аграрно-технической революции, становление поотраслевого разделения труда, а уж затем происходит, при совершении индустриально-технической революции, становление высшей формы пооперационного разделения труда (мануфактурное, фабричное, заводское).

В родоплеменном обществе пооперационное разделение труда (его низшая форма) применялось в различных видах труда. Однако здесь пооперационное разделение труда существует не только в чистом виде, а смешиваясь с простой кооперацией, которая является преобладающей формой труда. Пооперационное разделение труда чаще всего дополняет простую кооперацию, чем преобладает над ней. При ловле рыбы сетями одни удерживают или тянут конец невода по берегу, другие ведут его по воде с помощью лодки, при этом одни с помощью весел и шестов перемещают лодку, другие удерживают невод, третьи с помощью шума, криков, всплесков загоняют рыбу в сети. После вылова рыбы одни чистят ее, очищая от плавников, перьев, кишечника, чешуи, другие солят ее и укладывают в сосуды (бочки), заготовляя запасы на зиму, третьи варят или жарят рыбу для немедленного потребления.

При изготовлении различных технических средств также иногда применяется пооперационное разделение труда, но реже и на более низком уровне. Пооперационное разделение труда применяется и в охотничьем промысле. При этом охотники разделяются на две группы, одна из которых устраивается в засаде, вооружившись луками и копьями, а другая, обойдя стадо животных или отдельного животного, начинает подходить к нему с противоположной стороны или сразу с трех сторон, чтобы животные не могли убежать в сторону. Стадо животных, увидев или услышав приближающихся охотников, бросалось от них в сторону, где находились в засаде другие охотники, и становилось их жертвой. При такой охоте вместе охотилось небольшое число охотников, всего несколько человек. Охотиться большим коллективом, в виду низкого уровня пооперационного разделения труда было экономически нецелесообразно.

Эффективность производства, производительность труда находятся в самой непосредственной взаимосвязи с соотношением количества совместно работающих работников и уровнем пооперационного разделения труда. В промышленном производстве, где имеется возможность расчленить труд при изготовлении какого-либо одного продукта труда на целый ряд отдельных работ, отдельных операций, возникает настоятельная необходимость сосредоточения большого числа работников на одном предприятии, каждый или большинство из которых выполняют одну какую-либо работу, операцию. Чем сложнее, требующее большего количества операций, производство выпускаемых изделий, тем крупнее предприятие, тем больше на нем работников. В противном случае эффективность производства будет ниже, чем на более крупном предприятии, на котором будет установлено более оптимальное соотношение между численностью работников предприятия и уровнем пооперационного разделения труда, вернее тем его уровнем, который может быть достигнут при изготовлении того или иного продукта труда при существующем уровне развития производительных сил (техники, технологии и т.д.). Последний же зависит от того, насколько сложным является выпускаемое изделие. При изготовлении простых изделий, состоящих из одной или нескольких частей и небольшого количества вследствие этого операций, их можно с большей эффективностью производить в небольшой мастерской. Производить же сложный продукт труда, состоящий из сотен и тысяч деталей и нескольких тысяч или даже нескольких десятков тысяч операций, на небольшом предприятии неэффективно. Производить станки, автомобили, сельскохозяйственные машины, радиоаппаратуру экономически более выгодно на крупных предприятиях, чем на мелких, вследствие использования выгод пооперационного разделения труда.

Но с увеличением масштабов производства возникают определенные трудности со сбытом товарной продукции вследствие возрастания транспортных издержек по мере увеличения товарного рынка, а также трудности с организацией производства, управлением технологическими процессами и работниками. Чем крупнее производство, тем труднее им управлять, а это снижает его эффективность.

Таким образом, при увеличении масштабов производства выявляются две прямо противоположные тенденции. С одной стороны, происходит возрастание эффективности производства, производительности труда, которое находится в зависимости от достигнутого уровня пооперационного разделения труда на данном предприятии. С другой стороны, происходит понижение эффективности производства, производительности труда, которые находятся в зависимости от величины предприятия, и повышение себестоимости продукции за счет возрастания транспортных издержек.

Если бы не происходило снижения эффективности производства вследствие увеличения транспортных издержек, а также усложнения организации производства, управления технологическими процессами и работниками, то масштабы производства можно было увеличить неограниченно. И чем крупнее предприятие, тем оно было бы более эффективным благодаря дальнейшему росту уровня пооперационного разделения труда, более эффективному, экономичному использованию производственных фондов, преимуществ массового серийного производства.

Наооборот, если бы не происходило повышения эффективности производства, производительности труда вследствие роста уровня пооперационного разделения труда, этого одного из главных факторов увеличения роста производительности труда более крупного производства, то с увеличением масштабов производства его эффективность понизилась бы, начиная с какого-то определенного уровня, весьма невысокого, при котором эффективность производства достигается за счет преимуществ простой кооперации.

Но оба эти фактора налицо, и равнодействующая этих двух противоположных тенденций определяет оптимальную величину масштабов производства в каждом отдельном случае. Если величина предприятия будет ниже или выше этой оптимальной величины, оно будет менее эффективным, чем оптимальное по величине предприятие.

Из двух равных по величине предприятий более эффективным, при прочих равных условиях, будет то, на котором будет достигнут более высокий уровень пооперационного разделения труда.

Если из двух предприятий, основанных не на пооперационном разделении труда, а на простой кооперации, одно предприятие будет средних, небольших размеров, а другое будет чрезмерно увеличено, то второе предприятие будет менее эффективным. На втором предприятии снизятся материальные издержки производства за счет экономии сырья, технических средств, энергии, производительных зданий, складов и т.д., что даст какой-то эффект, скажем, в размере 5% от издержек производства первого предприятия. Но одновременно возрастут и другие издержки, прежде всего транспортные, а также на содержание дополнительного управленческого аппарата, что увеличит издержки производства более чем на 5%. К тому же черезмерная централизация производства, увеличивая инициативу высшего звена правления, снижает, сковывает инициативу низших звеньев управления и непосредственных работников. Таким образом, экономия на материальных фондах перекрывается дополнительными транспортными расходами и расходами на содержание дополнительного аппарата вспомогательных работников.

В конечном счете масштабы производства, или, что то же самое, степень централизации производства зависит от уровня пооперационного разделения труда. А это значит, что по мере роста пооперационного разделения труда ему должно соответствовать усиление степени централизации производства и при этом в строго определенной пропорции, которая обычно устанавливается, определяется на практике. Если централизация производства будет усилена в меньшей степени, чем возрастает уровень пооперационного разделения труда в данной отрасли, то его эффективность, по сравнению с другими, более централизованными предприятиями, снизится, а если и возрастет, то в меньшей степени.

Таким образом, эффективность каждого производства находится в прямой зависимости от соответствия степени централизации производства и уровня пооперационного разделения труда. Чем более степень централизации производства соответствует уровню пооперационного разделения труда, тем производство является более эффективным. Каждому уровню пооперационного разделения труда должна соответствовать определенной высоты степень централизации. Если степень централизации будет ниже оптимальной, она будет сковывать дальнейший рост пооперационного разделения труда и не даст возможности использовать все его выгоды. Если же степень централизации будет выше оптимальной при данном достигнутом уровне пооперационного развития труда, эффективность производства резко понизится вследствие резкого возрастания транспортных издержек, усложнения организации производства и управления технологическими процессами и работниками.

Это соответствие степени централизации производства уровню пооперационного разделения труда является всеобщим экономическим законом, который проявляется на протяжении развития всего общества, всех общественно-экономических формаций.

При цеховой системе уровень пооперационного разделения труда был ничтожно малым, степень централизации ремесленного производства в рамках цеховой общины была относительно высокой. Между ними было явное противоречие. Следствием нарушения закона соответствия централизации производства уровню пооперационного разделения труда было сковывание промышленного производства, замедление его прогресса. При восстановлении этого соответствия путем ликвидации цеховой системы был открыт широкий простор развитию промышленности.

В конце XIX в., наоборот, уровень пооперационного разделения труда в промышленности достиг высокого уровня, настолько высокого, что между ним и более низкой степенью централизации промышленного производства возникло снова несоответствие, которое было ликвидировано путем преобразования относительно мелких капиталистических частных предприятий в крупные и крупнейшие акционерные предприятия.

И замена цеховой системы свободной конкуренцией и замена свободной конкуренции монополией гигантских акционерных предприятий является исключительно следствием, результатом, проявлением действия закона соответствия степени централизации производства уровню пооперационного разделения труда.

Но вернемся к родоплеменному обществу. Как мы видели, в хозяйстве родовых общин имелось наряду с простой кооперацией и смешанное с ней пооперационное разделение труда, но его уровень был низким. Поскольку пооперационное разделение труда существовало, коллективный, совместный труд общинников в охотничьих и рыбных промыслах был более эффективным, более производительным, чем индивидуальный. А поскольку уровень пооперационного разделения труда был мал, низок, то коллективы общинников, которые совместно трудились (охотились, занимались рыбной ловлей), были небольшими, до нескольких человек.

Эти небольшие коллективы, совместно ведущие хозяйство, величина которых определялась уровнем пооперационного разделения труда и эффективностью простой кооперации, объединялись в небольшие производственные единицы (выражаясь современны ми экономическими категориями, можно было сказать - в производственные предприятия) - родовые общины, которые явились совокупными собственниками средств существования и неосновных средств производства, кроме тех, которые находились в личной собственности отдельных общинников: лук, копье, топор и т.д.

Разумеется, число общинников, входивших в ту или иную родовую общину, превышало число охотников или рыболовов, совместно занимающихся охотой или рыболовством, поскольку в родовую общину входили и их семьи: женщины, дети, старики. Кроме того, часть мужчин-общинников занималась и другими видами труда: производством технических средств, строительством и ремонтом жилищ, собирательством и т.д.

Таким образом, структура родоплеменного общества обусловливалась действием экономических законов. Институт, или учреждение племя обязан своим возникновением и существованием наличию и действию экономического закона соответствия размеров товарного рынка (а через него - размеров, величины племени) уровню общественного разделения труда. А институт, или учреждение род обязан своим возникновением и существованием наличию и действию экономического закона соответствия степени централизации производства, хозяйства (а через него - размеров, величины производственной единицы древнего общества - родовой общины) уровню пооперационного разделения труда.

Если мы теперь взглянем на первобытное общество, существовавшее до охотничье -технической и общинно-социальной революций, то нам станет понятным, почему первобытные люди этого формирующегося общества жили не отдельными семьями и не большими коллективами, как позднее возникшие племенные образования, а маленькими, численностью от 20 до 40 человек. Поскольку пооперационное разделения труда существовало, например при загонной охоте, коллективный труд, основанный на соединении пооперационного разделения труда и простой кооперации, был более эффективным. Поскольку уровень пооперационного разделения труда был крайне низким, величина первобытных коллективов была небольшой. Поскольку регулярного обмена между отдельными первобытными коллективами не было, то не было и необходимости их соединения в более крупные образования типа племени. Иначе говоря, размер первобытных коллективов в тех условиях был наиболее оптимальным, обеспечивающим наилучшие условия их существования.

При рассмотрении пооперационного разделения труда в первобытно-стадном и общинно-родовом обществах следует иметь в виду, что, во-первых, пооперационное разделение труда было крайне невысокого уровня. Во-вторых, оно существовало не в чистом виде, а в соединении, смешении с простой кооперацией. И в-третьих, это была низшая форма пооперационного разделения труда.
[Оглавление]

Copyright © 2005 parshakov.com На главную Написать нам письмо В начало страницы
Created by Pictograph