Официальный сайт

Главная Написать автору Гостевая книга

   Глава восьмая

ВТОРАЯ, РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКАЯ, СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ


1. Экономические законы и экономические противоречия


В ростовщической фазе первобытно-общинного общества возникают и все более усиливаются экономические противоречия, развитие которых является следствием действия экономических законов общественного развития.

Прежде всего, возникает глубокое противоречие между ростовщическим капиталом и трудом, между ростовщиками и должниками. Это противоречие является следствием нарушения закона соответствия рыночных стоимостей (цен) продукта труда (товаров) количеству овеществленного в них труда, т.е. закона стоимости. До возникновения ростовщичества все продукты труда, независимо от того, обменивались ли они на натурально-товарной или денежно-товарной основе, обменивались на основе эквивалентного обмена, т.е. более или менее в соответствии с количеством затраченного на их изготовление труда (измеряемого рабочим временем). Между ростовщиком и должником обмен продуктами является, впервые в историческом развитии развитого, сформировавшегося общества, неэквивалентным. Ростовщик всегда получает больше, чем отдает. Экономической основой этого неэквивалентного обмена является сосредоточение средств существования: сельскохозяйственных продуктов, скота, денег и т.д. в руках меньшинства.

В первобытно-общинном обществе развивается и другое противоречие - противоречие между ростом потребностей и отстающим от него уровнем производительности труда. По мере развития общества, его производительных сил, по мере развития товарного производства, товарного обмена, торговли, особенно внешней, по мере развития путей сообщения, сношений с другими странами и народами происходит знакомство людей с достижениями в сфере материальной и духовной деятельности других людей, племен, народов. При этом у них возникает потребность в тех или иных увиденных ими материальных и духовных благах. Однако рост производительности труда, более медленный, чем рост потребностей, не дает возможности сполна удовлетворить их. Чтобы удовлетворять возрастающие потребности, необходимо более быстро развивать производительность труда, а последнее зависит от развития технических средств, прежде всего производственной техники, технологии производства, хозяйства, разделения труда, его организации и т.д.

Следствием действия закона соответствия уровня производительности труда уровню потребностей людей явилась, как мы видели, охотничье-техническая революция. Следствием действия этого закона явилось возникновение земледелия и скотоводства, следствием действия этого экономического закона явилась и аграрно-техническая революция. При совершении аграрно-технической революции уровень производительности труда резко повысился и был приведен, более или менее, в соответствие с уровнем потребностей людей и общества.

Но аграрно-техническая революция породила другие экономические противоречия. Прежде всего произошло резкое увеличение общественного разделения труда, в его высшей форме, в форме поотраслевого разделения труда.

"Уровень развития производительных сил нации обнаруживается всего нагляднее в том, в какой степени развито у нее разделение труда. Всякая новая производительная сила... влечет за собой дальнейшее развитие разделения труда.

Разделение труда в пределах той или иной нации приводит прежде всего к отделению промышленного и торгового труда от труда земледельческого и, тем самым, к отделению города от деревни и к противоположности их интересов. Дальнейшее развитие разделения труда приводит к обособлению торгового труда от промышленного. Одновременно благодаря разделению труда внутри этих различных отраслей развиваются, в свою очередь, различные подразделения индивидов, сотрудничающих в той или иной отрасли труда" (К.Маркс, Ф.Энгельс, Избранные произведения, М., 1979, т.1, стр. 9).

Аграрно-техническая революция резко подняла уровень общественного разделения труда, главным образом, вследствие механизации транспорта на основе тягловой техники в сухопутном транспорте и широкого применения больших одно-двух-трехъярусных гребных, а также парусных и парусно-гребных морских судов, в результате чего резко повысилась производительность труда при транспортировке товаров и сократились транспортные издержки, что в огромной степени способствовало росту уровня общественного разделения труда. Весь прогресс в области общественного разделения труда, товарного производства и торговли можно в определенном смысле считать следствием прогресса транспортной техники и путей сообщения.

При совершении аграрно-технической революции, и особенно после ее завершения, обособился целый ряд старых и вновь возникших отраслей общественного производства. Произошла специализация отдельных хозяйств. В результате началось бурное развитие товарного производства, товарного обмена, сначала натурально-товарного, а затем денежно-товарного. Сложился внешний товарный рынок, объединяющий десятки и сотни племен. Возникли товарно-экономические союзы. Произошло слияние племен в союзы племен, где на добровольных началах, а где и насильственно, посредством вооруженных завоеваний и присоединений. Постепенно союзы племен преобразуются в народности, а вместе с тем возникают и государства.

При этом там, где земледелие основывалось на ирригации, было поливным, народности и государства сложились, как это имело место в странах Древнего Востока, в рамках первобытно-общинного строя, до рабовладельческой социальной революции. Там же, где земледелие не нуждалось в орошении, устранение противоречия между размерами товарного рынка и уровнем поотраслевого разделения труда было разрешено лишь при совершении и даже после совершения рабовладельческой социальной революции, в первой, торговой фазе рабовладельческого общества.

Следствием аграрно-технической революции явилось возникновение и другого противоречия - противоречия между степенью централизации (величиной хозяйств, производственных единиц) производства и уровнем пооперационного разделения труда. Последнее при переходе от охоты к земледелию резко уменьшилось. Можно даже сказать - исчезло совсем. А это привело к тому, что мелкие личные хозяйства стали экономически эффективнее, выгоднее. Разрешением этого противоречия явилось преобразование, переход от коллективных хозяйств, основанных на совместном труде, к мелким, частным хозяйствам, основанным на труде членов семьи. В охотничьем и рыбном промыслах, особенно в последнем, с применением сетей (невода) коллективный труд основан на пооперационном, хотя и невысокого уровня и в его низшей форме, разделении труда. Вследствие этого совместное ведение хозяйства является более эффективным, труд - более производительным.

Специфика же земледелия такова, что хотя там и нужно выполнять много различных работ, но они выполняются в различное, в зависимости от времен года, время. Сначала пашут, потом сеют, потом пропалывают, поливают, снимают урожай и т.д., т.е. все делается не одновременно, как в охоте, рыболовстве, ремесленном производстве и т.п., а в определенной временной последовательности. Поэтому пооперационное разделение труда здесь применяться не может, по крайней мере, в широком масштабе. И потому отпадает необходимость и в коллективном труде, совместном ведении хозяйства. Следствием этого и является массовый переход от коллективного хозяйства к мелкому, индивидуальному, т.е. децентрализации производства, что явилось разрешением противоречия между степенью централизации хозяйства, производства и уровнем пооперационного разделения труда.

И наконец, при совершении аграрно-технической революции возникает еще одно экономическое противоречие: противоречие между общественно-производственными отношениями и характером труда основной массы производителей. Труд древних земледельцев, которые составляли после аграрно-технической революции большинство населения, разительно отличается от труда охотника и рыболова по своему характеру, содержанию. Он, в отличие от труда охотника и рыболова, лишен творческого содержания, является тяжелым физически, грубым, уродует человека морально. Здесь еще раз необходимо подчеркнуть, что речь идет не о земледельческом труде вообще, а тем более не о современном машинизированном, электрифицированном и частично автоматизированном земледелии, а о том примитивном древнем земледелии, основанном на мотыге, сохе, грубом плуге и тягловой силе быков, мулов и несовершенной упряжке, о земледелии, которое существовало несколько тысяч лет назад, после совершившейся аграрно-технической революции.

Земледелец к тому же работал, как правило, под палящими лучами солнца, что делало его труд еще более тяжелым, изнурительным, безрадостным, каторжным. Труд земледельца того времени, особенно в жарких странах Древнего Востока и присредиземноморья не приносил ему никакого удовлетворения.

Даже в наше время люди предпочитают в свободное время заниматься не земледелием, а рыболовством и охотой. Проводя время на охоте и рыбалке, человек, как правило, получает от этого удовольствие, наслаждение, удовлетворение; он трудится, но это такой труд, который вместе с тем является и отдыхом.

Взаимосвязь между общественно-производственными (трудовыми) отношениями и характером труда производителей такова, что чем более труд производителей насыщен творчеством, чем более труд человека, по своему содержанию, становится, является его потребностью, а не только средством существования, тем в более гуманных, справедливых общественно-производственных отношениях нуждаются занятые этим трудом производители.

Труд охотников и рыболовов насыщен в значительной степени творчеством; этот труд вследствие этого является наиболее эффективным, если он основывается на свободном труде. Общественно-производственные отношения охотников и рыболовов должны основываться на сотрудничестве, на чувствах товарищества, взаимопомощи, бескорыстности и т.д. Только в этом случае труд охотников будет наиболее эффективным, наиболее производительным. Труд охотников и рыболовов был бы менее эффективным, менее производительным, если бы он основывался на частной собственности и наемном труде, поскольку общественно-производственные отношения были бы менее гуманными, несправедливыми, основанными на эксплуатации человека человеком. Еще менее эффективным, менее производительным труд охотников и рыболовов был бы, если бы он основывался на частной собственности и рабском труде.

Труд, основанный в значительной степени на творчестве, пропитанный им, более всего нуждается для своего наиболее эффективного функционирования в моральном стимуле. Такой труд, если его соединить с принуждением, экономическим или внеэкономическим, т.е. физическим, будет менее производителен, менее эффективен.

Наоборот, труд земледельца, основанный на ручной и тягловой примитивной технике, будет более эффективным, если он основан не на моральном стимуле и общественной собственности с коллективным свободным трудом, а на основе принуждения, экономического или внеэкономического, т.е. если труд земледельца основан на частной собственности на основные средства производства и индивидуальном, наемном или рабском труде. Само собой разумеется, что эффективность земледельческого труда, основанного на внеэкономическом принуждении, достигается за счет чрезмерной интенсивности труда и продолжительности рабочего дня, которые при других формах общественно-производственных отношений недостижимы.

Земледельцы, труд которых основан на примитивной технике и технологии и вследствие этого является тяжелым, безрадостным, порабощаются своим производством, своими производительными силами. И когда они еще порабощаются и общественными силами, другими людьми, они быстрее к этому привыкают. Они уже готовы к этому порабощению психологически, своим, уродующим их и физически и морально, трудом, своим производством, своими производительными силами. И быстрее смиряются с рабством и физическим, внеэкономическим принуждением. И их труд, основанный на внеэкономическом принуждении, является эффективным трудом.

Охотник, труд которого является его потребностью, от которого он получает не только пищу, но и моральное удовлетворение, не порабощен своим трудом, хозяйством, своими производительными силами. Его труд, в силу этого, несовместим с принуждением.

Конечно, эффективным земледельческий труд может быть не только, если он основан на внеэкономическом принуждении, но и тогда, когда он основан на экономическом принуждении, не только на основе частной собственности на основные средства производства, но и на основе общественной собственности и свободного труда, о чем говорит длительная история первобытно-общинного Древнего Востока. Но, как показывает история, его эффективность не уменьшается и тогда, когда экономическое принуждение дополняется, соединяется с внеэкономическим принуждением (рабский труд).

Таким образом, совершенно не случаен тот факт, что всюду, где возникает земледелие и особенно где оно становится ведущей отраслью общественного производства, возникает рабство, и именно рабский, а не наемный труд становится первой формой эксплуати руемого труда. Чем более грубым является по своему содержанию труд, тем более грубую форму принуждения к труду порождает он.

Сначала производители порабощаются своим трудом, своим производством, своими, созданными ими самими производительными силами, и, как следствие этого, они затем порабощаются человеком, обществом (классом), государством.

2. Возникновение конфликта между производительными силами общества и общественно-производственными отношениями


Экономические противоречия в первобытно-общинном обществе после совершения аграрно-технической революции обостряются настолько, что возникает острая необходимость в замене существующих первобытно-общинных общественно-производственных отношений новыми общественно-производственными отношениями, которые бы открыли широкий простор для дальнейшего развития производительных сил. Старые обществен но-производственные отношения сковывали, тормозили развитие производительных сил.

Аграрно-техническая революция дала возможность поднять на высокий уровень производительность труда, производство материальных и духовных благ, жизненный уровень населения. Но не все эти возможности можно было использовать. И причиной тому были существующие, устаревшие общественно-производственные отношения.

Первобытно-общинные общественно-производственные отношения тормозили переросшие их производительные силы по всем направлениям, во всех сферах общественной жизни.

Возникшее поотраслевое разделение труда, если бы оно развивалось в полной мере, привело бы к резкому повышению уровня производительности труда, товарного производства, торговли, а они стимулировали бы дальнейшее общественное разделение труда. Но непреодолимым препятствием на пути их развития явились: монополия государства на внешнюю торговлю, сосредоточение оптовой и значительной части розничной торговли в руках государства, существование цеховых общин в ремесле и торговле с их мелочной регламентацией производства и торговли, засилие ростовщиков, присваивающих большую часть совокупного прибавочного продукта общества, так что торговцам оставались от него жалкие крохи.

В результате значительная часть возможностей общественного разделения труда не была реализована. Для их более полной реализации необходимы были другие общественно-про изводственные отношения, основанные на частной собственности на основные средства производства и принудительном рабском труде.

Отсутствие в земледельческом производстве пооперационного разделения труда настоятельно требовало децентрализации хозяйства, однако в силу исторических традиций коллективное ведение хозяйства длительное время сохранялось в виде пережитков старого общества (первой, производительной фазы первобытно-общинного общества) в земледельческом производстве. Радикальному преобразованию производства, его полной децентрализации мешала существующая государственная собственность (с общинным пользованием) на основные средства производства. Для более полного использования выгод децентрализованного, мелкого хозяйства необходима была замена государственной собственности на основные средства производства частной собственностью. Государствен ная собственность на землю, особенно ее периодический передел, не способствовали хорошему уходу за ней. Общинники не были заинтересованы удобрять ее, возводить на земельном участке постройки, поскольку при следующем переделе (жеребьевке) они теряли старый участок и получали в пользование новый. Для улучшения плодородия земли ее необходимо было закрепить за общинниками постоянно.

Аграрно-техническая революция открыла огромные возможности для удовлетворе ния возросших потребностей людей посредством резкого повышения производительно сти труда, но в старых рамках общества невозможно было резко повысить производитель ность труда и, следовательно, удовлетворить возросшие потребности в материальных и духовных благах. Для более полного удовлетворения потребностей необходима была другая, новая форма общественно-производственных отношений.

Ростовщическая эксплуатация с ее чудовищной жестокостью, с ее цинизмом, неприкрытой наготой, с паразитизмом ростовщиков-эксплуататоров сковывала инициативу эксплуатируемых масс в развитии техники, технологии, хозяйства. Ибо массы очень скоро поняли, что как бы они ни стремились выпутаться из сетей коварных ростовщиков, им этого сделать не удастся. Ведь как только урожай посевов увеличивался, сразу же возрастал ростовщический процент, и снова весь прибавочный продукт оказывался в руках ростовщиков. Все выгоды от экономического прогресса доставались в конечном счете ростовщикам (и знати).

И наконец, изменение характера труда основной массы трудящихся привело к тому, что земледельческое производство по своим масштабам, по своему росту обрабатывае мых площадей, по росту производительности труда, по производству количества сельскохозяйственной продукции увеличивалось мало. На протяжении столетий земледельчес кое производство существовало в одних и тех же рамках, в одном и том же размере, в одном и том же объеме. Только массовое применение рабочей силы рабов позволяло резко раздвинуть границы земледельческого производства, но широкое применение рабов в первобытно-общинном государстве с государственной собственностью на основные средства производства было невозможно.

Таким образом, производительные силы общества после совершения аграрно-техничес кой революции оказались скованными устаревшими производственными отношениями. Противоречие между новыми производительными силами и старыми производственными отношениями усилились настолько, что переросли в конфликт, который мог быть разрешен лишь посредством сбрасывания старой оболочки, замены старой формы производственных отношений новой, которая бы открыла широкий простор дальнейшему развитию производитель ных сил, дальнейшему техническому, технологическому и хозяйственному прогрессу.

И такая замена произошла. И произошла она посредством рабовладельческой социальной революции, заменившей старые, первобытно-общинные общественно-производ ственные отношения новыми, рабовладельческо-крепостническими общественно-произ водственными отношениями.

Эта социальная революция осуществлялась в двух основных формах. В странах с неорошаемым земледелием она происходила в относительно короткий исторический срок, посредством одной или нескольких политических революций. В странах же с орошаемым земледелием (Древний Восток) рабовладельческая социальная революция осуществля лась в исторически длительный период, в течение столетий. Однако этот вопрос мы подробнее рассмотрим в заключительной главе.

3. Аграрно-техническая и рабовладельческо-социальная революции


Рабовладельческая социальная революция является второй социальной революцией в развитии общества. Первой социальной революцией явилась общинная революция, происшедшая за тысячи лет до рабовладельческой социальной революции.

Подобно тому, как общинно-социальная революция взаимосвязана с охотничье-тех нической революцией, так и рабовладельческо-социальная революция взаимосвязана с аграрно-технической революцией. Подобно тому, как первая революция в развитии производительных сил, т.е. охотничье-техническая революция явилась первопричиной совершения первой социальной революции, т.е. революции общинной, так и вторая революция в развитии производительных сил общества, т.е. аграрно-техническая, явилась первопричиной совершения второй социальной революции, т.е. революции рабовладельческой. "Вместе с уже совершенной революцией в производительных силах, которая проявляет ся как революция технологическая, наступает также революция и в производственных отношениях" (К.Маркс. Коммунист. 1968, №7, стр. 27).

Между осуществлением этих революций имеется и сходство, и отличие. Сходство заключается в том, что обеим социальным революциям: и общинной и рабовладельческой - предшествуют революции в развитии производительных сил, так что общинной революции предшествует охотничье-техническая революция, а рабовладельческой социальной революции предшествует аграрно-техническая. При этом общинно-социальная революция явилась следствием охотничье-технической революции, а рабовладельческо-социальная явилась следствием аграрно-технической революции.

Отличие же заключается в содержании этих революций. Содержанием общинно-со циальной революции является установление социального строя, основанного на гуманных, справедливых по своему содержанию, характеру, форме общественно-производствен ных отношениях, основанных преимущественно на коллективной собственности на основные средства производства, при которой средства производства принадлежат всему сообществу и используются в интересах всего населения этого сообщества. Обществен ную собственность на основные средства производства дополняет гармонически с ней взаимосвязанный свободный, ассоциированный труд, который функционирует на также гармонически взаимосвязанных материальном и моральном стимулах. В основе общинных производственных отношений лежат взаимопомощь, товарищеское сотрудничество, бескорыстная преданность, братство, равенство и т.д.

Содержанием же второй социальной революции, а вторая социальная революция является прямой противоположностью первой социальной революции, есть установление социального строя, основанного на частной собственности, при которой основные средства производства принадлежат преимущественно отдельным, частным лицам и используются в их личных интересах, а не в интересах всего общества, более того, они использу

ются против интересов большинства населения, следовательно - против интересов общества. Личные интересы крупных частных собственников противостоят интересам большинства населения. Частную собственность на основные средства производства при этом социальном строе дополняет рабский труд, который функционирует на внеэкономическом, физическом, вооруженном принуждении к труду, или на исключительно внеэкономическом, или на соединении внеэкономического принуждения с экономическим. В основе рабовладельческих производственных отношений лежат: эксплуатация человека (трудящего ся) человеком (собственником средств производства и торговли), противоположность их интересов, классовая борьба, эгоизм, страсть к обогащению, жадность, жестокость, цинизм, равнодушие и т.д. и т.п. Последнее, естественно, относится к крупным собственникам средств производства, использующим труд рабов.

Если рассмотреть революции в развитии производительных сил общества, мысленно изолировав их от связи с общественно-производственными отношениями так, что если бы последних вообще не существовало, то между охотничье-технической и аграрно-техничес кой революциями можно обнаружить по их содержанию очень мало различий и очень много сходства. Они чуть ли не копируют друг друга. И при совершении охотничье-технической, и при совершении аграрно-технической революций происходит широкое применение механических средств, новых материалов и т.д.; и при совершении охотничье-технической, и при совершении аграрно-технической революций происходит рост уровня общественно го разделения труда; и при совершении охотничье-технической, и при совершении аграрно-технической революций происходит резкий рост производительности труда; и при совершении охотничье-технической, и при совершении аграрно-технической революций происходит увеличение производства, или создается такая возможность, прибавочного продукта; и при совершении охотничье-технической, и при совершении аграрно-технической революций наряду с коллективным трудом широко применяется индивидуальный труд; и наконец, и при совершении охотничье-технической, и при совершении аграрно-технической революций происходит резкое расширение товарного обмена, хотя и там и там господствую щее положение по-прежнему принадлежит натуральному хозяйству.

Но если рассмотреть и сравнить друг с другом общинную и рабовладельческую социальные революции, то можно обнаружить прямо противоположную картину: между ними почти нет никакого сходства, но очень много различий, о которых мы уже говорили выше.

Если рассмотреть все революции в развитии производительных сил общества: охотничье-техническую, аграрно-техническую, индустриально-техническую и научно-техничес кую, то не вызовет никакого удивления и вопроса та последовательность, в которой они совершаются, ибо развитие производительных сил идет от простого к сложному. Сначала человек создает и осваивает более простые механические средства - ручные механизмы (при совершении охотничье-технической революции). Затем он осваивает, при совершении второй революции в развитии производительных сил, тягловые механизмы, являющиеся более сложными техническими средствами. При совершении третьей и четвертой революций в развитии производительных сил создается и применяется машинная и автоматическая техника. Таким образом, при совершении каждой последующей революции в развитии производительных сил происходит усложнение техники. То же самое относится к материалам, к методам воздействия на предметы труда, к использованию видов энергии и т.д. Революции в развитии производительных сил могли совершаться только в той последовательности, в какой они совершались, - это видно и это понятно при самом поверхностном взгляде на них. Вряд ли у кого может возникнуть вопрос, почему сначала произошла охотничье-техническая, за ней - аграрно-техническая и т.д. Вряд ли у кого может возникнуть вопрос, почему, скажем, аграрно-техническая революция происходит после охотничье-технической и перед индустриально-технической, а не, скажем, после индустриально-технической или почему научно-техническая революция совершается после индустриально-технической, а не предшествует ей и т.д.

Но при рассмотрении социальных революций мы видим нечто другое. Здесь может возникнуть вопрос, почему социальные революции совершаются именно в такой последовательности (общинная, рабовладельческая, буржуазная, социалистическая), а не в иной? Почему рабовладельческая социальная революция совершается после общинной и предшествует буржуазной? Почему не буржуазная социальная революция происходит после общинной? Почему второй социальной революцией является рабовладельческая, а не буржуазная и т.д.?

Мы видели выше, что при совершении аграрно-технической революции происходит децентрализация хозяйства, коллективное хозяйство (общинно-родовое) заменяется, вытесняется мелким, индивидуальным хозяйством. Отсюда многие исследователи делают вы вод, что индивидуальному труду должна соответствовать и индивидуальная, т.е. частная (рабовладельческая) собственность на основные средства производства. Но почему эта частная собственность при возникновении классового общества должна быть именно рабовладельческой, а не буржуазной, основанной на наемном труде? Почему первым эксплуати руемым классом стал класс рабов, а не класс наемных рабочих (сельскохозяйственных, ремесленных, строительных, транспортных, торговых)? Почему в первой классовой общественно-экономической формации труд основного трудящегося эксплуатируемого класса стал основываться на внеэкономическом, а не на экономическом принуждении?

На все эти вопросы можно недвусмысленно ответить, лишь приняв во внимание экономический закон соответствия формы общественно-производственных (трудовых) отношений характеру труда основной массы трудящихся (в классовом обществе - основного трудящегося класса). Чтобы ответить на вопрос, почему после совершения охотничье -технической революции происходит общинно-социальная революция, а после аграрно-технической - рабовладельческо-социальная, необходимо сравнить содержание, характер труда охотника и земледельца, которые представляют основные массы трудящихся после охотничье-технической и аграрно-технической революций. Мы уже видели выше, что по своему содержанию, характеру труд охотников (и рыболовов) прямо противоположен труду земледельцев того времени. Труд охотника насыщен творчеством, он приносит ему бодрость духа, радость, удовлетворение и т.д. Труд охотника - это не только средство существования, не только жизненная необходимость, но и его потребность. Труд же древнего земледельца очень мало насыщен творчеством, он приносит ему усталость, опустошение, апатию и никакого удовлетворения, радости. Труд древнего земледельца уродует его и физически и морально. Он делает земледельца рабом своего труда, рабом своего производства, рабом созданных им самим производительных сил. Труд земледельца - это суровая необходимость в продуктах труда и ничего более.

Вследствие этого труд охотника несовместим с принуждением к труду, он является более производительным, более эффективным, если основан на соединении морального и материального стимулов. Труд же древнего земледельца может быть эффективным и производительным и в том случае, если он основан на соединении морального и материального стимулов; и в том случае, если он основан на экономическом принуждении; и особенно в том случае, если он основан на соединении экономического и внеэкономического принуждения и, наконец, в том случае, если он основан на одном внеэкономическом принуждении. В последних случаях, как мы уже замечали, более высокая эффективность труда достигается за счет чрезмерной интенсивности труда, за счет чрезмерной продолжительности рабочего дня и за счет нищенского существования рабов.

Это и обусловило широкое развитие, распространение рабства по мере развития земледелия и аграрно-технической революции. Следовательно, не случайно, а вполне закономерно, что после совершения аграрно-технической революции происходит именно рабовладельческая, а не другая социальная революция. Точно так же, как вполне закономерно, что после совершения охотничье-технической революции происходит общинно-социаль ная революция.

Таким образом, аграрно-техническая революция является причиной совершения рабовладельческой социальной революции, а последняя является следствием совершения аграрно-технической революции.

Тот взгляд, что частная рабовладельческая собственность возникла вследствие возникновения индивидуального труда и мелкого земледельческого хозяйства, поскольку индивидуальному труду соответствует и индивидуальная, частная собственность, неверен хотя бы потому, что до аграрно-технической революции не возникла ни частная собственность на основные средства производства, ни рабство, ни одно рабовладельческое или другое классовое государство, хотя, несомненно, в некоторых местах земного шара хозяйство охотников, рыболовов и собирателей велось, в силу специфических местных условий, не на коллективном, а на индивидуальном труде.

Точно так же и создание прибавочного продукта до аграрно-технической революции нигде не привело к возникновению частной собственности на основные средства производства, эксплуатации человека человеком и рабства, по крайней мере в развитой форме.

Несомненно, систематическое производство (или возможность такого производства) прибавочного продукта, индивидуальный труд и индивидуальное, мелкое хозяйство, общественное разделение труда и денежно-товарный обмен сыграли большую роль в возникновении частной собственности на основные средства производства, эксплуатации человека человеком, рабства и рабовладельческого государства. Без наличия прибавочно го продукта, индивидуального труда, торговли не возникло бы и рабовладельческое об щество.

Но они являются не причиной, а лишь предпосылкой совершения рабовладельчес кой социальной революции. Причиной же совершения рабовладельческой социальной революции и возникновения рабовладельческого общества является аграрно-техничес кая революция.

В результате совершения рабовладельческой социальной революции возникает классовое рабовладельческое общество, основанное на эксплуатации человека человеком, классовой борьбе, ведении беспрерывных войн, как межгосударственных, так и гражданских, как захватнических, так и освободительных; общество, основанное на угнетении, подавлении, принуждении; общество, называемое в исторической науке цивилизованным обществом.

4. Рабовладельческая социальная революция как следствие экономической (предклассовой) борьбы должников и бедноты против ростовщиков и знати


Хотя аграрно-техническая революция и является первопричиной совершения рабовладельческой социальной революции, но она сама по себе, автоматически, без субъективного фактора не может привести к ее совершению. Даже общинная социальная революция произошла в результате острых столкновений, конфликтов между людьми, между первобытными коллективами людей. Следовательно, хотя охотничье-техническая революция и явилась первопричиной совершения общинно-социальной революции, но непосредственной причиной ее совершения явилась экономическая борьба между собой коллективов древних людей.

Точно так же и непосредственной причиной совершения рабовладельческой социальной революции является экономическая борьба людей. Но эта экономическая борьба совсем иного рода. Если экономическая борьба, приведшая к совершению общинно-со циальной революции, велась между отдельными коллективами, сообществами, то экономическая борьба, приведшая к совершению рабовладельческой социальной революции, велась внутри сообществ, внутри племен, союзов племен, государств или полугосударств.

Экономическая борьба в первобытно-общинном обществе, в его последней, высшей фазе развития является выражением его внутренних экономических противоречий. Без этой борьбы социальная революция не может совершиться.

Аграрно-техническая революция и экономическая борьба являются двумя взаимосвя занными причинами, или, если угодно, двумя факторами, объективным и субъективным, одной причины совершения рабовладельческой социальной революции. Сначала возникает объективный фактор - аграрно-техническая революция, которая означает, что объективные условия для социальной революции созрели. Материальные производительные силы общества достигли такого уровня, что дальнейшее прогрессивное развитие несовместимо с существующими устаревшими общественно-производственными отношениями. Между старыми производственными отношениями и новыми производительными силами общества возникает противоречие, перерастающее в конфликт. Выражением этого противоречия и является экономическая борьба, а разрешением этого конфликта между производственны ми отношениями и производительными силами является социальная революция.

Ни революции в развитии производительных сил без экономической борьбы широких трудящихся масс против господствующей верхушки, против эксплуататорского меньшинства, ни экономическая борьба без революции в развитии производительных сил, при совершении которой эта экономическая борьба резко усиливается, не приводит к победе социальной революции. Социальная революция может осуществиться лишь в том случае, если оба эти фактора, экономическая борьба и совершившаяся или начавшаяся революция в развитии производительных сил налицо.

Революция в развитии производительных сил усиливает экономическую борьбу, и когда последняя достигает определенного уровня остроты, она завершается социальной революцией. Таким образом, революция в развитии производительных сил является объективным условием, материальной предпосылкой для развития экономической борьбы масс. В этом смысле можно, с оговоркой, считать революцию в развитии производительных сил не причиной, а предпосылкой совершения социальной революции. Как бы там ни было, непосредственной причиной совершающихся социальных революций, в том числе и рабовладельческой, является экономическая борьба широких народных масс, которая дополняясь, перерастая в политическую борьбу, оканчивается социальной революцией.

На закате первобытно-общинного общества, после происшедшей аграрно-техничес кой революции, экономические противоречия достигают своего апогея. Все усиливающаяся эксплуатация в своей наиболее открытой, грубой, циничной ростовщической форме, все усиливающийся налоговый гнет, политическое и национальное бесправие, все усиливающееся обнищание широких трудящихся масс и обогащение ростовщиков и общинной (родоплеменной, государственночиновничьей, жреческой, военной) знати, полуголодное и голодное в неурожайные годы существование трудящихся, рост долговой кабалы, продажа должников в рабство - все это приводит в конце концов первобытно-общинное общество с социальному и политическому взрыву.

В результате социальной революции происходит целый ряд радикальных экономических и политических преобразований: отменяются долги, запрещается продажа должников в рабство, иногда выкупаются, освобождаются подданные, обращенные ранее в рабство граждане, запрещается или ограничивается принудительный труд за долги, ограничивается ростовщическая эксплуатация посредством установления максимального ростовщичес кого процента, уменьшаются налоги, расширяются политические и национальные права масс, ограничивается всесилие властей, устанавливается, если оно не было установлено раньше, территориальное административное деление. Но, кроме того, земельные участки и другие средства производства, хотя и не все, бывшие ранее у общинников в пользовании, переходят в их полную собственность с правом их продажи. Утверждается индивидуальная, частная собственность на основные средства производства, а также обращения, торговли. Ликвидируется монополия государства на внешнюю и оптовую торговлю. Все эти преобразования, как и другие, способствовали бурному развитию производительных сил, производительности труда, общественного разделения труда, товарного производства, торговли, техники, технологии, хозяйства.

Однако социальная революция не принесла длительного облегчения трудящимся массам. Очень скоро появилась новая группа людей, которая стала с не меньшей силой эксплуатировать широкие массы населения. Этой новой группой явился класс торговцев -рабовладельцев. Изменилась лишь форма эксплуатации. Если перед социальной революцией значительная часть населения была расколота на противоположные группы - ростовщиков (и знати) и должников (и бедноты), то после совершения социальной революции общество, его значительная часть, раскололось на другие противоположные группы (классы): класс торговцев-рабовладельцев и эксплуатируемый им класс мелких товаропроизводителей, а также малочисленный в первой фазе рабовладельческо-крепостничес кого общества класс рабов. Ростовщическая форма эксплуатации сменилась другой, более замаскированной, более гибкой формой эксплуатации - эксплуатацией в сфере торговли, или, короче, торговой эксплуатацией. Хотя, конечно, ростовщическая эксплуатация не исчезла совсем, но она стала играть второстепенную роль.

5. Последствия рабовладельческой социальной революции.


После рабовладельческой социальной революции, как и раньше, после общинно-со циальной, в развитии общества, всех без исключения общественных отношений, происходят радикальные, революционные преобразования. В развитии духовных отношений: идеологии, морали, искусства, литературы и т.д., происходит рабовладельческая культурная революция. В развитии национально-этнических отношений происходит рабовладельческо -национальная революция. И наконец, в развитии политических отношений происходит рабовладельческая демократическая революция.

Рабовладельческая культурная революция была призвана подорвать духовную мощь общинной бюрократии и ростовщиков, их идеологию, их мораль и т.д. и утвердить и теоретически обосновать необходимость нового социального строя, частной собственности, рабства, новый политический строй, короче обосновать необходимость осуществления и упрочения революций во всех общественных отношениях: социальной - в производственных отношениях, национальной - в этнических и демократической - в политических отношениях. Именно в это время, т.е. после победы рабовладельческой социальной революции в той или иной стране, происходит бурное развитие всей духовной жизни общества, пережившего в последней фазе общественно-социального строя застой или деградацию. Бурно развивается и вширь и вглубь новая, антиростовщическая и антибюрократическая мораль, новая идеология, также направленная против свергнутой бюрократии и ростовщиков, против богатых, в защиту бедных, бесправных и порабощенных. Бурно развиваются литература, театр, живопись, музыкальное искусство и в целом вся как духовная, так и материальная (например, архитектура) культура.

Одновременно с культурной революцией происходит рабовладельческая националь ная революция. После рабовладельческой социальной революции происходит бурный рост общественного (поотраслевого) разделения труда и связанных с ним товарного производства и торгового обмена. Возникает новый межнациональный рынок, объединяющий целый ряд соседних государств или сообществ. Происходит их экономическая интеграция, чем и создается предпосылка для их политического, государственного объединения. И они рано или поздно добровольно или принудительно объединяются в более крупное союзное государство, в котором ассимилируются племена объединившихся сообществ. Племена и роды постепенно размываются, рассеиваются, смешиваются в новую националь но-этническую общность - народность, которая состоит уже не из тысяч, а из сотен тысяч и миллионов людей. Возникшие при осуществлении рабовладельческой национальной революции народности говорят уже не на десятках языков и диалектов, как это имело место в начале рабовладельческой национальной революции, а на одном языке (иногда в виде исключения - двух или трех). Остальные языки и диалекты при осуществлении второй национальной революции исчезают, вымирают. Побеждает один, наиболее распростра ненный, который становится официальным языком того или иного рабовладельческого государства. В рабовладельческом обществе утверждаются при осуществлении национальной и культурной революций единая психология, единые обычаи, нормы поведения.

В это время осуществляется и рабовладельческая демократическая революция, которая происходит через некоторое, иногда довольно продолжительное время после завершения рабовладельческой социальной революции. Дело в том, что в условиях широкой демократии революционным силам трудно сохранить свою власть и новый социальный строй в силу их неопытности и бедности. Свергнутые же бюрократия и ростовщики имеют и опыт руководства страной и массами, и денежные средства. Поэтому возникает необходимость ограничить права свергнутых чиновников, ростовщиков, богачей. А это часто ведет не только к ограничению демократии, но и к ее ликвидации. Впрочем, при осуществлении рабовладельческой социальной революции в древнем обществе в общинных государствах демократии, как правило, уже не существовало. Демократия в общинных сообществах ликвидируется бюрократией и ростовщиками задолго до рабовладельческой социальной революции, после перехода общинного общества от первой фазы - производи тельной ко второй фазе - ростовщической, поскольку в это время демократия начинает представлять угрозу господству бюрократии и ростовщиков, и на смену демократии приходит деспотический режим, утверждается либо олигархическая форма государства, либо, как правило, тирания.

После победы социальной революции революционные силы, как правило, не спешат утвердить демократию, прежняя тираническая форма государства сохраняется для утверждения и упрочения нового социального строя, закрепления завоеваний социальной, национальной и культурной революций. Но со временем все более и более возникает настоятельная необходимость в новой, наиболее гуманной форме государства - демократии с более дешевым государственным аппаратом - управленческим и репрессивным - и с меньшим, следовательно, налоговым гнетом.

И рано или поздно происходит демократическая революция, дающая широким народным массам широкие политические права и демократические свободы. На смену тирании (или олигархии) приходит демократия; на смену монархии - республика; на смену унитарному государству - федерация или конфедерация; на смену монархическому (президентскому) законодательству - парламентское или прямое народное законодательство.

Таким образом, события повторяются: после общинной социальной революции, как ее следствие, происходят общинно-культурная, общинно-национальная и общинно-де мократическая революции, в результате чего в развитии всех общественных отношений утверждаются их новые формы. Тоже самое происходит и после рабовладельческой социальной революции. Происходят революции во всех общественных отношениях: духовно-культурных, национально-этнических и политических. Все общественные отношения революционизируются, радикально изменяются. Общество обновляется, на смену его деградации приходит прогресс, расцвет.
[Оглавление]

Copyright © 2005 parshakov.com На главную Написать нам письмо В начало страницы
Created by Pictograph