Официальный сайт

Главная Написать автору Гостевая книга

   Глава девятая

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКО-КРЕПОСТНИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА.
ТОРГОВАЯ ФАЗА


1. Развитие производительных сил общества


После завершения рабовладельческой социальной революции производительные силы получили широкий простор для своего развития. Экономический прогресс ускоряется. Происходит более быстрое развитие техники, технологии, хозяйства. Происходит бурное развитие общественного разделения труда в его высшей форме - поотраслевом разделении труда. Происходит специализация отдельных хозяйств. Бурно развивается денежно-товарный обмен, торговля, в том числе внешняя.

Первобытно-общинное, преимущественно натуральное хозяйство с низким уровнем общественного разделения труда и товарного производства сковывало развитие техники, особенно механической. Слабо развитая торговля не способствовала обмену информацией, опытом, техническими достижениями.

Длительное время плуг, сыгравший наиболее революционную роль этого периода развития общества, остается легким деревянным плугом с каменным, медным, бронзовым или железным лемехом. Усиление товаризации производства, производство на рынок на вывоз привело его к быстрому совершенствованию. Получают широкое распространение плуги с металлическим лемехом и отвалом, сначала прямым, а затем винтообразным, что увеличивало производительность труда и качество обрабатываемой почвы. Позднее возникли и цельно-металлические плуги, но они не получили в это время широкого распространения. Возникает тяжелый плуг.

Более широко в земледелии стали применяться и другие тягловые механизмы:
конная жатка,
конная молотилка,
конная зерновая мельница.

Наряду с тягловыми механизмами широко применяются и ручные механизмы:
в металлургии - воздуходувные,
в горном деле - водоотливные, рудоподъемные и рудодробильные,
в пищевой промышленности - механизмы для изготовления оливкового масла,
в строительстве блочно-подъемные механизмы,
в ремесленной промышленности - токарный станок, тиски,
в гончарном производстве - гончарный станок с маховиком и ножным приводом,
в деревообрабатываю щем ремесле - пилорама,
для тушения пожаров - поршневой насос Герона.

Сложные механизмы применялись для организации массовых зрелищ.

Механические средства получают дальнейшее применение в военном деле. Наряду с луком и пращой, применяемыми в военном деле со времени охотничье-технической революции, теперь начинают применять и мощные механизмы для метания копий, камней, для разрушения стен: баллисты, катапульты, тараны и другие. Камнеметательные механизмы Архимеда метали камни весом до 30 кг на расстояние до 120 м. Возникает тяжелая кавалерия. Во флоте получили дальнейшее развитие парусные суда и гребные - триеры, в которых гребцы располагались в три яруса.

Наряду с механическими средствами широкое распространение получили и простые технические средства, в основном железные: топоры, лопаты, заступы, вилы, кирки, мотыги, косы, ножницы, клещи, зубила, молотки и многие другие.

Из материалов наибольшее применение получили железо, глина, из которой стали изготовлять обожженные кирпичи, дерево. Крупные здания изготовлялись из камня, мрамора, известняка. Для нужд торговли сооружались крупные порты.

2. Общественно-производственные отношения


При совершении второй социальной революции государственная собственность на основные средства производства заменяется преимущественно частной собственностью. Превращению в частную собственность прежде всего подвергалась обрабатываемая земля, которая распределялась между общинниками в качестве земельных участков, которые земледельцы могли теперь и продавать. Земля, таким образом, превращается в предмет купли-продажи, становится товаром. Однако в первый период существования рабовладельчес кого общества концентрация, накопление большого количества в руках отдельных лиц было сравнительно небольшим.

Это объясняется рядом причин. Во-первых ростовщическая эксплуатация существен но ограничивается. Если до социальной революции норма ростовщической прибыли достигала 50 и более процентов, то после социальной революции обычной была норма в 20 и менее процентов. В результате значительная часть прибавочного продукта оставалась в руках мелких производителей. Во-вторых, был уменьшен налоговый гнет. И, в-третьих, производство еще носило натуральный характер.

Однако постепенно увеличивается доля продуктов труда, изготовляемых на рынок. Усиливается общественное разделение труда. Окончательно обособляется ремесленная промышленность, вся продукция которой производится на продажу, т.е. превращается в товар. Усиливается товарный характер других отраслей хозяйства.

Продавая избытки сельскохозяйственных продуктов, крестьяне частично становились мелкими товаропроизводителями. На деньги, полученные от продажи продуктов земледелия, они покупали те различные ремесленные изделия, которые они сами не производили. Сначала крестьяне мало покупали технические средства, предпочитая изготовлять их сами. Но они, часто бывая на рынках в городах, убеждались, что профессиональные ремесленные мастера изготовляют технические средства, да и другие промышленные изделия гораздо лучшего качества и продавют их сравнительно недорого. А это привело к тому, что крестьяне, жившие недалеко от городов, стали специализироваться на производстве сельскохозяйственных продуктов, постепенно отказавшись от производства ремесленных изделий. В результате не только ремесленники, но и часть крестьян превращаются в мелких товаропроизводителей.

Конечно, большинство крестьян по-прежнему вели натуральное хозяйство, покупая очень мало и столь же мало продавая. Но число товаропроизводителей после социальной революции значительно возросло по сравнению с дореволюционным периодом. В некоторых ранних греческих торговых государствах мелкие товаропроизводители составляли даже абсолютное большинство населения.

Это было простое, т.е. не рабовладельческое, основанное на рабском труде, товарное производство. Собственниками хозяйства, земли, ремесленной мастерской являлись сами производители, трудящиеся. Это простое товарное производство сопровождалось некоторое время и простым товарным обращением, т.е. без торговых посредников, без торговцев. Однако этот период простого товарного обращения при котором товаропроизводители сами продавали свой товар, был крайне непродолжительным. Хронологически он совпадает с переходным периодом от первобытно-общинного общества к рабовладельческо-крепостничес кому, т.е. с периодом, в течение которого происходила рабовладельческая социальная революция. Простое же товарное производство в отличие от простого товарного обращения, существует гораздо более длительный период, в течение нескольких столетий.

В первой, торговой фазе рабовладельческого общества еще не существует рабовладельческого производства, ни крупного, ни среднего. Рабы в земледельческом и ремесленном производстве применяются очень мало, да и в обществе, в целом, они составляют небольшую долю. Чаще они находят применение на государственном строительстве и рудниках, в сфере услуг (домашнее рабство) и в торговле, в качестве носильщиков, грузчиков, гребцов на торговых судах и т.д.

Основным трудящимся классом были мелкие независимые производители, значитель ная часть которых являлась товаропроизводителями: ремесленники и часть крестьян.

"Как мелкое крестьянское хозяйство, так и независимое ремесленное производство частью образуют базис феодального способа производства, частью же, после его разложения, продолжают существовать наряду с капиталистическим производством. В то же время они образуют экономическую основу классического общества в наиболее цветущую пору его существования, после того как первоначальная восточная общая собственность уже разложилась, а рабство еще не успело овладеть производством в сколько-нибудь значительной степени" (К.Маркс. Капитал, т.1. стр. 346, примечание 24).

Классу мелких производителей в первой фазе рабовладельческого общества противостоял класс торговцев. Этот класс сформировался из различных групп старого и нового общества.

Во-первых, в сформировавшийся после социальной революции класс торговцев вошло незначительное число мелких розничных торговцев, существовавших еще в старом, первобытно-общинном обществе накануне рабовладельческой социальной революции. Во-вторых, в класс торговцев вошли частично бывшие торговые агенты первобытно-общинного государства, которые от имени и на средства государства (или племенного образования) вели внешнюю и оптовую внутреннюю торговлю. При этом они присваивали, укрывали часть торгового дохода государства, скопив денежные суммы. В-третьих, в класс торговцев вошла часть бывших ростовщиков, которых не удовлетворяла норма прибыли в 20% и которые, оставив, полностью или частично, ростовщичество, искали (и находили) в торговле более выгодное приложение своего капитала. Вчетвертых, в класс торговцев вошла часть бывшей, оставшейся при совершении социальной революции не у дел общинной (родоплеменной, служилой, жреческой, военной) знати, скопившей значитель ные суммы средств. И наконец, в-пятых, в класс торговцев вливались разбогатевшие ремесленники и крестьяне, которые в силу ряда обстоятельств оказались в особо благоприятных условиях по сравнению с огромным большинством других трудящихся.

Таким образом, социальная структура рабовладельческого общества в его первой, торговой фазе характеризуется наличием в нем класса торговцев, который можно разделить на две группы (подкласса): класс торговцев-рабовладельцев и класс мелких торговцев; класса мелких товаропроизводителей, эксплуатирующегося классом торговцев, его обеими группами; класса рабов, эксплуатирующегося классом торговцев-рабовладельцев; класса мелких производителей, ведущих натуральное хозяйство, которые лишь от случая к случаю, но не систематически продавали излишки продуктов своего труда. Кроме того, в этот период существовали работники наемного труда, которые были самой малочисленной группой населения. Наемных рабочих эксплуатировали торговцы-рабовладельцы и рабовладельческое государство. К эксплуататорским классам относились также незначительные группы рабовладельцев-хозяйственников, ведущих рабовладельческое хозяйство с применением труда рабов, и ростовщики, значение и экономическая мощь которых после социальной революции были подорваны.

3. Торговая прибыль


Основными классами начального периода развития рабовладельческого общества были отнюдь не рабовладельцы и рабы, как полагают некоторые исследователи, а торговцы и мелкие товаропроизводители. Мелкие товаропроизводители, наряду с натуральными производителями, являлись основным трудящимся классом. Но вместе с тем, мелкие товаропроизводители, в отличие от натуральных производителей, являлись и основным эксплуатируемым классом.

Классу мелких производителей противостоял эксплуатирующий его класс торговцев. Если общественной функцией класса мелких товаропроизводителей было производство материальных благ, то общественной функцией класса торговцев была реализация этих материальных благ. Если при простом товарном обращении прибавочный продукт, производимый мелкими товаропроизводителями, весь оставался в их распоряжении, то при обращении, торговле при посредстве класса торговцев часть прибавочного продукта начинает присваиваться классом торговцев Часть прибавочного продукта, производимого мелкими товаропроизводителями, присваивается торговцами в виде торговой прибыли. Торговая прибыль торговцев выступает как разница между ценой производства товара, которая измеряется материальными издержками, затраченными на его производство и реализацию, плюс средняя прибыль (и по которой продается товар торговцем на товарном рынке), и закупочной ценой, по которой торговец скупает у мелких товаропроизводителей их продукты труда, превращаю щиеся в товары. Разница между рыночными и закупочными ценами составляет торговую прибыль купца. Рыночная цена, по которой купец продает товар, соответствует цене производства товара, которая выше его стоимости. А закупочная цена, по которой мелкие товаропроизводители продают свой продукт труда торговцу также по цене производства, как правило, ниже стоимости.

Торговец продает товары на товарном рынке по цене производства товаров, которая выше их стоимости, равного количеству овеществленного в товарах труда, как живого, так и перенесенного с других продуктов труда, например, сырья, средств труда и др., которые были затрачены на их производство целиком (сырье) или частично (средства труда). Но покупает торговец эти товары у мелких товаропроизводителей не по их стоимости, а ниже ее, по цене производства. А поскольку цены производства товаров мелких товаропро изводителей, как правило, ниже стоимости товаров, то эта разница между ними и достается торговцу в форме торговой прибыли. Таким образом, торговцы оплачивают материальные издержки производства товара и часть вновь созданной стоимости товаров. Остальная же часть труда, которая создает прибавочный продукт, является неоплаченным трудом; этот прибавочный или неоплаченный труд в форме прибавочного продукта присваивается торговцами безвозмездно. В этом и заключается сущность эксплуатации торговцами мелких товаропроизводителей.

Но здесь неизбежно возникает вопрос: почему мелкие товаропроизводители продают свой продукт труда торговцам по цене его производства, почему они не продают его сами на товарном рынке по цене его стоимости; ведь в этом случае прибавочный продукт весь доставался бы им самим, а не отчуждался бы частично торговцам в форме товарной прибыли? Или почему товаропроизводители не продают свои товары торговцам по их стоимости, а продают ниже ее, по цене производства товаров? Если бы товаропроизводители продавали свои товары сами или продавали их торговцам по их стоимости, то не было бы и эксплуатации человека человеком, производителей материальных благ - торговцами. Это очень важный вопрос, который заслуживает самого пристального внимания.

Предположим, в какой-то местности уровень общественного разделения труда достиг достаточно высокого уровня, чтобы возникло товарное производство и торговля, но недостаточно высокого уровня, чтобы возникло товарное обращение посредством класса торговцев. Иначе говоря, в этой местности существует простое товарное производство и простое товарное обращение. Нет ни рабовладельцев-предпринимателей (хозяйственников), ни торговцев. Мелкие товаропроизводители сами продают на местном товарном рынке свои продукты труда.

Но вот в один прекрасный день в этой местности появляется торговец, который предлагает производителям свои услуги по реализации их продуктов труда.

До появления торговца товаропроизводители продавали свой товар по его стоимости. Эта стоимость товара складывалась из двух частей: материальных издержек производства, т.е. стоимости, перенесенной на продукт труда израсходованными на его производство средствами производства и вновь созданной производителем стоимости, равной величине затраченного им живого труда, измеряемого рабочим временем. Вновь созданную стоимость, в свою очередь, можно разделить на две обособленные части: одна часть стоимости товара создается производителем непосредственно в процессе его производства, другая часть стоимости товара создается этим же производителем в процессе его реализации, главным образом при перевозке товара с места его производства на место его продажи, т.е. с поля, из мастерской и т.д. на товарный рынок, базар, ярмарку, в магазин и т.д. Первоначально создается стоимость товара в процессе его производства, затем эта стоимость товара увеличивается в процессе его обращения - перевозки и т.д. Стоимость товара, готового к потреблению, всегда выше стоимости этого же товара, только произведенного, но еще не готового к потреблению; в частности, по той причине, что товар находится не в месте его потребления, а в месте его производства. Такой товар можно назвать, или лучше, сравнить с незавершенным продуктом труда, полуфабрикатом.

Предположим далее, что вновь созданная стоимость товара какого-то производителя равна 250 часам труда, при этом этот продукт создан в течение 25 десятичасовых рабочих дней, или в течение одного месяца. При этом вновь созданная стоимость товара распадается на две части: первая часть, равная 200 часам труда, создается трудом производителя в процессе производства; и вторая часть, равная 50 часам труда, создается товаропроиз водителем в процессе обращения, торговли, скажем, при перевозке, упаковке, распаковке, переноске, взвешивании, погрузке, разгрузке и т.д. Кроме того, в стоимость продукта труда входит третья часть стоимости, равная материальным издержкам производства, которая переносится на продукт труда средствами производства. Чтобы избежать путаницы, предположим, что эта часть стоимости продукта ничтожно мала, так что ее в расчет можно не принимать. Предположим теперь, что на товарном рынке продукт одного часа труда продается в среднем (и при равенстве спроса и предложения) по цене одной денежной единицы. Тогда наш товаропроизводитель продает свой продукт труда за 250 д.е. Точно так же продают свои товары и другие мелкие товаропроизводители, не пользовавшиеся до появления торговца чьими-либо услугами при реализации товаров.

Появившийся торговец предлагает производителям продать ему продукты труда на месте их производства, освобождая тем самым производителей от труда, связанного с реализацией товаров. Если торговая сделка между производителями и торговцами состоится, то это приведет к повышению, вследствие роста общественного разделения труда, производительности труда, как труда производителей в процессе производства, так и труда в процессе обращения товаров, того труда, который передается производителями торговцу.

По какой цене производители продадут торговцу свои товары? Очевидно, не дешевле той цены, по которой они продавали свой продукт на товарном рынке. Однако это необходимо уточнить. Раньше наш производитель создавал за месяц продукт стоимостью в 250 часов труда. И теперь он создает за такой же месяц продукт труда такой стоимости, т.е. в 250 часов труда. Но между этими, равными по стоимости, по овеществленному в них труду товарами имеется существенное различие. Раньше товаропроизводитель из 25 рабочих дней 20 дней затрачивал на производство продукта и 5 дней на его реализацию. Теперь он все 25 дней затрачивает на производство товаров. Понятно, что он за 25 рабочих дней произведет больше материальных благ. Но эта большая масса материальных благ (по Марксу - потребительных стоимостей) будет иметь такую же самую стоимость, которую раньше имела меньшая масса материальных благ, созданная за 20 рабочих дней. Это и понятно, ведь раньше к 20 дням производства еще присоединялись 5 дней реализации (перевозка и т.д.) товаров, так что вся стоимость равнялась 250 часам труда. Теперь же вся стоимость товара, равная 250 часам труда, создается исключительно в процессе производства в течение всех 25 дней.

Итак, наш товаропроизводитель, отказавшись от поездки в ближайший город для продажи товара, продает его на месте торговцу. При этом он продает продукт месячного труда за 250 д.е., следовательно, он ничего не проигрывает.

Однако не все могут согласиться с этим условием. Допустим, половина производите лей, в силу ряда обстоятельств, будет по-прежнему продавать свой товар, в то время как другая половина будет продавать его торговцу. Что же из этого выйдет? Для того чтобы это выяснить, необходимо последовать вслед за торговцем и за теми производителями, которые отправились на товарный рынок.

Именно на товарном рынке произойдут те изменения, которые повлекут за собой далеко идущие последствия. Раньше, при простом товарном обращении, т.е. при отсутствии торговцев, наш производитель продавал свой товар за 250 д.е. Теперь же цены на этот товар снизятся, и снизятся они потому, что понизится стоимость той части этих товаров, которую будет производить торговец. Производительность труда торговца намного, в несколько раз выше, чем производительность труда по реализации товаров у мелких товаропроизводителей, поскольку профессиональный торговец перевозит и продает товары крупными партиями, имеет в торговле опыт, хорошо изучил рынок, спрос потребителей, имеет лучшие, более эффективные средства торговли, особенно транспортные средства. Если стоимость товара у мелких производителей равна 200 + 50 = 250 часам труда, то стоимость товара у торговцев той же массы, произведенной за те же 20 дней, будет равна несколько меньшей величине, скажем 210 часам труда, где к 200 часам производителей добавляется 10 часов труда торговца. В результате на товарный рынок поступят одинаковые товары, скажем пшеница, или холст, с различной стоимостью. Стоимость товара мелких товаропроизводителей, которые сами привезли и сами продают свой товар, равна 250 часам труда, а стоимость такой же массы такого же товара торговца равна 210 часам труда. В результате конкуренции между ними эти товары будут продаваться не по их индивидуальным стоимостям, а по усредненной стоимости, т.е. за 230 д.е. Ведь не может же, скажем, одинаковая по качеству пшеница продаваться на одном и том же рынке в одно и то же время по разным ценам. Если мелкие товаропроизводители не будут продавать свой товар за 230 д.е., то они не смогут его реализовать, так как покупатели будут покупать такой товар у торговца за 230 д.е. и не будут покупать у них за 250 д.е. А если им все же удастся продать свой товар после торговцев по их индивидуальной стоимости, то они при этом затратят много лишнего времени, так что они все равно окажутся в проигрыше. Ведь в то время, которое они потеряют, они не будут ничего производить.

Итак, торговец продал свой товар за 230 д.е. при его стоимости в 210 часов труда, а мелкие товаропроизводители продали свой товар за 230 д.е. при его стоимости в 250 д.е. Торговец получил прибыль в 20 д.е. за каждый товар, купленный им у каждого товаропроизводителя, их продукт 20-дневного труда, а товаропроизводители, продававшие на товарном рынке сами свой продукт 20-дневного труда, потеряли часть стоимости этого продукта, их потери составили по 20 часов труда, или 20 д.е. Но в таком случае они оказались в более невыгодном положении, чем те товаропроизводители, которые отказались от торговли на рынке и продали весь свой товар торговцу по его стоимости, т.е. продукт 20-дневного труда за 200 д.е., а продукт 25-дневного труда за 250 д.е. и т.д. Это может привести только к тому, что теперь еще большее число мелких товаропроизводителей будет продавать свой товар оптом торговцу. А это, в свою очередь, приведет неизбежно к понижению цен, по которым торговец будет покупать товары у мелких товаропроизводителей.

Производители при этом ничего не могут предпринять против торговцев, подобно тому, как до социальной революции должники были бессильны что-либо предпринять против ростовщиков. Торговцы будут снижать закупочные цены на продукцию мелких товаропроизводителей до тех пор, пока товаропроизводителям будет, несмотря на это снижение цен, все еще выгодней продавать продукты своего труда оптом торговцу, а не везти их в город на ближайший товарный рынок и продавать их там.

Если бы все товаропроизводители, организовавшись в некоторое подобие цеховой общины или профессионального союза, стали бы продавать свои товары торговцам точно по их стоимости, в нашем примере - за 200 д.е. за товар стоимостью в 200 часов труда, то торговцы в этом случае пошли бы по другому пути, а именно, они стали бы продавать на рынке купленные ими за 200 д.е. товары у товаропроизводителей (в соответствии с их стоимостью) уже не за 230 д.е., а выше, скажем за 250 д.е. (или за 240). В таком случае торговцы бы имели торговую прибыль от продажи товара каждого производителя, произведенного за 20 рабочих дней в размере 40 д.е.(или 30 д.е.). Но в таком случае мелкие товаропроизво дители ничего не выиграли бы. Раньше, продавая свой товар по цене ниже его стоимости, они терпели убыток при его продаже. Теперь при продаже своего продукта труда они не несут убытка. Но если раньше они покупали у того же торговца необходимые им другие товары по их цене производства, то теперь торговцы продают товары с надбавкой к их цене производства. То, что товаропроизводители теряли раньше при продаже своих товаров, теперь теряют при покупке чужих товаров. Торговец же в любом случае останется с прибылью. Таким образом, торговец будет в любом случае эксплуатировать мелких товаропроиз водителей, присваивая их прибавочный продукт частично или полностью. Используя монополию на средства обращения: средства транспорта, средства торговли (магазины, склады, помещения на базарах, которые дороги для мелкого товаропроизводителя и т.д.), денежные средства, а также применяя в торговле труд рабов и наемных работников, торговец может в отдельных случаях понизить цены на товары ниже их цены производства, так что весь прибавочный продукт, а иногда и часть необходимого продукта мелких товаропроиз водителей переходит к нему в виде торговой прибыли. К тому же торговцы могут временно устанавливать цены на товарном рынке, с целью недопущения на него мелких товаропроизводителей, не только ниже цены производства, но даже ниже стоимости товаров. Таким образом, весь прибавочный продукт или его значительная, большая часть класса мелких товаропроизводителей в первой, торговой фазе рабовладельческого общества отчуждается классом торговцев в форме торговой прибыли. Это присвоение прибавочного продукта торговцами происходит вследствие того, что они, продавая товар по цене производства, т.е. выше его стоимости, покупают товары у мелких товаропроизводителей по их ценам производства, т.е. ниже их стоимости.

В основе эксплуатации торговцами мелких товаропроизво дителей лежит неэквивалентный обмен, подобно тому, как неэквивалентный обмен лежит и в основе эксплуатации ростовщиками должников. Следовательно, после второй социальной революции эксплуатация человека человеком, которая возникла в период разложения, заката первобытно-общинного общества, после совершения аграрно-технической революции, не была устранена, она лишь изменила свою форму: из наиболее грубой, открытой, циничной ростовщической формы эксплуатации она превратилась в наиболее мягкую, скрытую, замаскированную форму эксплуатации - эксплуатацию в процессе торговли, или просто - торговую эксплуатацию. Суть же этой эксплуатации состоит в том, что товары здесь продаются не по их стоимости, а по их ценам производства, равным издержкам производства плюс средней прибыли. Поскольку величины капиталов купцов во много или в несколько раз больше, чем у мелких товаропроизводителей, то купцам и достается большая часть совокупного прибавочного продукта общества. И таким образом, результаты экономического прогресса - роста производительности труда в торговле достаются преимущественно одному классу торговцев, а не всему обществу.

4. Виды торговой прибыли


Торговая прибыль класса купцов, которая является лишь другим названием прибавочного продукта, создаваемого классом мелких товаропроизводителей, в первой, торговой фазе рабовладельческого общества проявляется в трех основных видах, или формах. Первая форма торговой прибыли возникает из того, что торговцы присваивают большую часть прибавочного продукта мелких товаропроизводителей посредством неэквивалентного торгового обмена с ними. Продавая товары на товарном рынке выше их стоимости, торговцы покупают их у мелких товаропроизводителей ниже их стоимости. Эта разница между покупными и продажными ценами торговца и составляет первую форму торговой прибыли, или торговую прибыль I, которую мы рассмотрели выше. Таким образом, в основе торговой прибыли I лежит неэквивалентный обмен товарами (посредством денег) между торговцами и мелкими товаропроизводителями. В результате этого неэквивалентного обмена класс торговцев эксплуатирует класс мелких товаропроизводителей, отчуждая в свою пользу часть прибавочного продукта, создаваемого классом товаропроизводителей.

Торговая прибыль I развилась в развитую форму раньше других форм торговой прибыли, которым она проложила путь, преобразуя примитивное натуральное хозяйство в развитое товарное производство. Торговая прибыль I соответствует тому начальному периоду торговой фазы рабовладельческого общества, в которой торговля и развитое товарное производство только вставали на собственные ноги, класс торговцев только формировался, конституировался как общественный класс, накапливая капитал и опыт ограбления трудящихся масс.

Однако скоро класс торговцев оперился, сформировался и стал эксплуатировать трудящихся более основательно. Раньше торговцы в сфере торговли "делали" деньги непосредственно своими руками. Однако по мере приобретения и накопления капитала и солидности у торговцев стало пропадать желание заниматься самим физическим трудом. Они уже не хотели заниматься сами погрузкой и разгрузкой, упаковкой, продажей, переноской товаров и многими другими видами труда, необходимыми в сфере торговли. И, чтобы освободить себя от физического труда, они начинают использовать в торговле чужую рабочую силу, труд рабов и наемных работников.

Применение труда рабов и, отчасти, наемных работников позволяло резко расширить масштабы торговли, товарного производства, денежного обращения, а вместе с тем и масштабы эксплуатации мелких товаропроизводителей. Но вместе с расширением эксплуатации мелких товаропроизводителей возникает и эксплуатация другого общественного класса - класса рабов и, в незначительной мере, наемных работников. Рабы стали выполнять всю ту физическую работу, которую раньше выполнял в сфере торговли сам торговец. Торговец же стал выполнять работу по организации торговли, по заключению торговых сделок, договоров, по управлению торговыми работниками.

Торговые работники, занимаясь производительным трудом в сфере торговли - перевозкой, переноской, погрузкой, упаковкой, расфасовкой и т.д., увеличивали стоимость товаров, которые купец покупал у одних людей и продавал другим по повышенной цене. Это новая, создаваемая торговыми работниками - рабами и наемными рабочими - и измеряемая рабочим временем стоимость выше, больше, чем стоимость их рабочей силы. Разница между большей вновь создаваемой торговыми работниками стоимостью, которая присоединяется к старой стоимости товаров, увеличивая ее, и меньшей стоимостью их рабочей силы является прибавочным продуктом, производимым производительными торговыми работниками и присваиваемым безвозмездно торговцем. Этот прибавочный продукт (прибавочная стоимость) отчуждается торговцем от торговых работников и присваивается им в форме торговой прибыли, которую в отличие от торговой прибыли I можно назвать торговой прибылью II.

Между торговой прибылью I и торговой прибылью II, несмотря на их внутреннее единство и внешнее сходство, имеется и большое отличие. Торговую прибыль I создают для класса торговцев мелкие товаропроизводители, являющиеся собственниками основных средств производства, независимыми производителями, по крайней мере формально, юридически. Торговую прибыль II создают для класса торговцев рабы, которые не только не имеют собственных средств производства, но и сами являются собственностью торговца, специфичес ким товаром, который, как и все другие товары, можно купить, продать, перепродать.

В своем развитом виде торговая прибыль II возникает позднее торговой прибыли I, последняя является ее предпосылкой. Если вначале класс торговцев представляли мелкие торговцы, владеющие небольшими капиталами, которые не могли позволить себе купить несколько рабов и нанять воина для охраны рабов и приказчика; которые сами выполнили не только приятную для них работу по подсчету прибыли, но и неприятную физическую работу, сами грузили, перевозили, управляли лошадьми, везущими товары, сами гребли и управляли лодкой, сами стояли за прилавком; то позднее торговцы покупают несколько или несколько десятков рабов, большие суда, магазины (раньше они продавали в маленьких лавках или под открытым небом), закупают товары крупными партиями, зачастую по безналичному расчету, в случае необходимости пользуются денежным кредитом, о чем мелкий торговец раньше не мог и мечтать.

Вскоре после того, как торговцы сформировались как класс, они начали расширять старые и прокладывать новые пути не только в пределах своей страны, проникая в ее самые отдаленные, самые глухие, самые дикие уголки, но и в другие, как соседние, близкие, так и в отдаленные страны. В результате наряду с прибылью I и прибылью II возникает еще и прибыль III, которая существенно отличается от первых двух форм торговой прибыли.

Если в основе прибыли I и прибыли II лежит неэквивалентный обмен между торговцами и мелкими товаропроизводителями (торговая прибыль I) и между торговцами-рабовла дельцами и рабами (торговая прибыль II), то в основе прибыли III лежит, наоборот, эквивалентный обмен. В различных местностях одной и той же страны, и особенно в различных странах с малоразвитым товарным производством, одинаковые по своим потребительским свойствам материальные блага (одни и те же потребительные стоимости) имеют весьма неодинаковые стоимости и цены производства. Эта различная стоимость и цена производства одинаковых продуктов труда вытекает из того, что на их производство, вследствие различного уровня общественной производительности труда, затрачено различное количество труда.

В одной местности или стране на производство, скажем, одного центнера пшеницы затрачивается в два, три, пять или даже десять раз меньше труда (количество которого измеряется рабочим временем), чем в другой, в силу различных факторов: уровня развития техники, технологии производства, агротехники, плодородия земли, климата и т.д. Точно так же и другие материальные блага: продукты питания, одежда, ремесленные изделия и т.д. в различных странах производства с различными затратами труда. И чем менее связаны между собой отдельные страны или местности, чем больше они друг от друга изолированы, чем меньше между ними развита торговля, пути сообщения и т.д., тем большей является разница между стоимостями и ценами производства одинаковых материальных благ в этих местностях или странах.

Именно эта разница в ценах производства одинаковых товаров на разных товарных рынках и лежит в основе прибыли III. Торговец, прибыв в какую-либо отдаленную местность страны или другую страну, покупает там именно такие товары, которые производятся в этой стране с небольшими затратами труда, рыночная цена которых на местном товарном рынке очень мала по сравнению с ценами на подобные товары в той местности или стране, откуда он прибыл и куда он возвращается. Заодно он продает привезенные с собой товары, а главное, изучает на товарном рынке спрос, цены и т.д. Закупив в этой стране или местности товары, он привозит их в свою страну или местность и продает их по цене в несколько раз более высокой, чем купил. При этом он и покупает , и продает товары в строгом соответствии с ценой производства этих товаров. Разница между ценами вытекает из того, что на двух разных, отдаленных, изолированных товарных рынках одинаковые товары имеют различную цену производства.

Продав в своей местности привезенные им товары по ценам, в несколько раз превышающим те цены, по которым он их купил, торговец, теперь уже в своей местности, закупает большую партию товаров, которые, наоборот, здесь стоят дешево, а в другой, чужой местности или стране, - дорого. И в обеих странах или местностях он получает огромные прибыли, намного выше средней, несмотря на то, что обмен осуществлялся в строгом соответствии с законом цены производства.

Прибыли I, II и III торговцев не существуют отдельно, независимо друг от друга. Они переплетаются тесно между собой, сливаясь в единую прибыль. Торговцу нет дела до того, какую природу носит его прибыль, его больше интересует величина, а не форма прибыли. Однако разграничение этих форм торговой прибыли, особенно торговой прибыли III, дает понятие о причинах перехода рабовладельческого общества из первой, торговой фазы к его второй, производительной фазе.

5. Норма торговой прибыли.
Закон понижения нормы торговой прибыли


Если сравнить норму торговой, полученной торговцем прибыли с величиной авансированного им капитала, то мы получим норму торговой прибыли, которая равна отношению прибыли к капиталу. Обычно норма прибыли исчисляется за год, а не за время оборота, поэтому для получения годовой нормы прибыли необходимо норму прибыли за один оборот умножить на число оборотов в год. Или лучше разделить всю прибыль, полученную за весь год, на авансированный капитал. Норма прибыли показывает торговцу, насколько выгодным является применение его капитала. По величине торговой прибыли самой по себе невозможно определить, насколько выгодной была торговля за тот или иной месяц или год. Большая прибыль может быть при меньшей норме прибыли, и, наоборот, меньшая прибыль может быть при большей норме прибыли. Только отношение годовой прибыли к капиталу может быть объективным критерием эффективности приложения капитала.

От чего зависит норма торговой прибыли, как она изменяется со временем? Выше мы различали три формы торговой прибыли. Точно так же, чтобы ответить на этот вопрос, целесообразно рассмотреть норму торговой прибыли отдельно для каждой формы торговой прибыли. Предположим, что торговец присваивает прибыль исключительно в форме торговой прибыли I.

Выше, в нашем примере торговец получал торговую прибыль в 40 д.е. за месяц от торговли с каждым товаропроизводителем. Если предположить, что он вел торговлю с 25 товаропроизводителями, то его прибыль за год составит 40 x 25 x 12 = 12000 д.е. (мы исходим из того, что он ведет торговлю круглый год и получает одинаковую прибыль). Если торговец авансировал при этом 60 т д.е., то его норма торговой прибыли I составит 12т. x 100% / 60т. = 20%. Каким путем торговец может увеличить норму прибыли? Чтобы увеличить норму прибыли, необходимо увеличить прибыль при прежнем капитале в 60 т.д.е. или уменьшить капитал при прежней прибыли в 12 т.д.е. Второй путь является для торговца неприемлемым, ибо если он и увеличит норму прибыли, величина прибыли при этом может даже сократиться, в то время как часть капитала будет находиться без дела. Торговец будет стремиться, конечно, увеличить прибыль при прежнем капитале. А эта прибыль равна 40 x 25 x 12 = 12 т.д.е.

Торговую прибыль, а следовательно, и норму прибыли торговец при одном и том же капитале может увеличить за счет, во-первых, сокращения времени оборота. Если он за год сделал вместо двенадцати оборотов пятнадцать, то будет иметь прибыль в 40 x 25 x 15 = 15 т.д.е., а норму торговой прибыли в размере 15 т.д.е. x 100% / 60 т.д.е. = 25%. Уменьшить же время оборота можно за счет увеличения производительности труда. Но производительность труда не может расти без конца, тем более так быстро, как бы этого хотелось торговцу. Поэтому возможность увеличения нормы прибыли и величины прибыли за счет производительности труда и, соответственно, времени оборота капитала ограничены. Будем считать, что наш торговец довел до максимума производительность труда и до минимума - время оборота торгового капитала.

Торговую прибыль I торговец может увеличить за счет увеличения числа мелких товаропроизводителей, но и здесь его возможности ограничены, так как он не имеет работников, а его сил хватает лишь на то, чтобы реализовать товары 25 товаропроизводи телей, кроме того, чтобы скупить товары большего числа товаропроизводителей, необходимо пропорционально увеличить величину капитала, которого торговец не имеет.

Остается первый сомножитель - величина прибыли, получаемая торговцем от торговли с каждым товаропроизводителем ежемесячно. Выше мы видели, что эта величина зависит от разницы затрат труда, т.е. производительности труда торговца и товаропроизводителей в процессе обращения товаров. В нашем примере затраты труда при реализации товаров товаропроизводителями составляли 50 ч. труда, а затраты торговца - 10 ч. труда. Эта разница и определяет величину торговой прибыли, которая равна 40 д.е. (50-10). Таким образом, и здесь величина прибыли ограничивается возможностями роста производительности труда торговца. Конечно, рост производительности труда в сфере обращения происходит, но он происходит довольно медленно. Кроме того, если увеличится производительность труда торговца, скажем, за счет улучшения торговых путей, транспортных средств и т.д., то это увеличит производительность труда и товаропроизводителей, которые сами продают свой товар. Если затраты труда торговца уменьшатся с 10 до 5 ч. труда, а затраты труда товаропро изводителей (по реализации товаров) с 50 до 45 ч. труда, то торговец по-прежнему будет иметь прибыль 40 д.е. (45-5). А если затраты труда уменьшатся у торговца и мелких товаропроизводителей не на 5 ч. труда, а пропорционально затратам, скажем в два раза, то торговая прибыль торговца даже уменьшится: 50 / 2 - 10 / 5 = 20 д.е. И если даже при этом время оборота сократится вдвое (на самом деле гораздо меньше, поскольку транспорти ровка товаров составляет только одну, хотя и, быть может, наибольшую часть времени обращения товарного капитала), величина прибыли, а следовательно, и норма прибыли, не увеличится: 40 x 25 x 12 = 20 x 25 x 24 = 12 т.д.е.

Итак, норма торговой прибыли I имеет тенденцию находиться на одном уровне. Следовательно, торговцы, присваивающие исключительно торговую прибыль I, могут ее увеличивать лишь за счет увеличения авансированного капитала, что они и делали в первый период торговой фазы рабовладельческого общества, увеличивая капитал за счет превращения в него части получаемой торговой прибыли. Увеличение же капитала возможно лишь за счет привлечения и эксплуатации в торговле рабочей силы рабов и наемных работников, поскольку торговец физически не может сам реализовать большее в несколько раз количество товаров.

Эксплуатация чужой рабочей силы означает получение торговцем, наряду с торговой прибылью I, и торговой прибыли II, а вместе с тем и нормы торговой прибыли II. Несомненно, норма прибыли, получаемая на капитал, ассигнованный на покупку рабочей силы, выше, чем норма прибыли I, по той простой причине, что если торговец отчуждает от мелких товаропроизводителей лишь часть прибавочного продукта, то от торговых работников он отчуждает весь или почти весь прибавочный продукт. А поскольку степень эксплуатации рабов и наемных работников, по мере роста производительности труда и со ответствующего понижения стоимости рабочей силы, усиливается, то увеличивается и норма торговой прибыли II. Однако это увеличение нормы прибыли является незначительным, поскольку является незначительным и рост производительного труда в сфере торговли.

Обратимся теперь к торговой прибыли III. Мы видели, что эта прибыль, а вместе с тем и норма прибыли, является наиболее высокой. И она тем выше, чем меньше связаны две местности или две страны между собой, чем более различны затраты труда, т.е. производительность труда при производстве одних и тех же однотипных материальных благ в разных странах, между которыми возникает торговля. Если норма прибыли I и норма прибыли II исчислялись десятками процентов, то норма прибыли III, получаемая главным образом во внешней торговле и торговле в крупных государствах центральных областей (районов) с окраинами, особенно недавно захваченными и присоединенными к государству чужеземными территориями, исчисляется сотнями процентов. Капитал торговцев, извлекающих торговую прибыль III, возрастал невероятно быстро - ежегодно в два, три и более раз.

Однако со временем, по мере развития общественного разделения труда, товарного производства, средств транспорта, торговли, транспортных дорог и водных путей сообщения, по мере переселения и ассимиляции населения, по мере прогресса техники, особенно производственной, технологии производства, хозяйства, агротехники и т.д., происходит постепенное выравнивание уровня производительности труда, так что различия в затратах труда при производстве одинаковых изделий, товаров постепенно стираются. Новые, передовые методы производства, новая, наиболее эффективная, наиболее производи тельная техника начинает распространяться из наиболее экономически развитых районов, областей и стран, в более экономически отсталые области и районы. Остальные области (провинции) и страны начинают догонять передовые страны и области. А это ведет к тому, что различие в стоимостях и рыночных ценах одинаковых или однотипных товаров в различных местностях постепенно, но неуклонно уменьшаются. Следствием же уменьшения этих различий является уменьшение величины торговой прибыли III, а следователь но, и нормы прибыли.

Поскольку норма торговой прибыли I и норма торговой прибыли II изменяются медленно, да и то изменяются таким образом, что то несколько уменьшаются, то несколько увеличиваются, а более высокая норма прибыли III со временем уменьшается, притом уменьшается намного быстрее, чем увеличиваются в отдельные периоды первые, то в целом наблюдается уменьшение торговой прибыли класса торговцев-рабовладельцев, на протяжении всей торговой фазы рабовладельческого общества. Конечно, если брать отдельные периоды, небольшие по времени, то, может быть, в некоторых из них будет обнаружено обратное явление, т.е. что норма торговой прибыли не только не уменьшилась, но, наоборот, возросла, но если взять все время, всю торговую фазу до возникновения и распространения рабовладельческого производства, то, несомненно, происходит понижение нормы торговой прибыли.

Это понижение нормы торговой прибыли является законом экономического развития рабовладельческого общества в его первой фазе.

Понижение нормы торговой прибыли класса торговцев-рабовладельцев в первой, торговой фазе рабовладельческого общества имело огромные последствия. Еще задолго до конца этой фазы развития рабовладельческого общества в нем появились рабство и рабы, часть которых эксплуатировалась в рабовладельческих хозяйствах. Но большого распространения не только крупные, но и средние хозяйства не получили. Вести крупное хозяйство желающих было мало по той простой причине, что они получали в нем небольшую прибыль и норму прибыли. Норма прибыли в крупном рабовладельческом товарном производстве была в несколько раз ниже, чем в торговле. Поэтому, вместо того чтобы вести крупное хозяйство, состоятельные люди предпочитали вкладывать свои денежные средства в сферу торговли. Ведению крупного хозяйства препятствовали и сравнительно высокие цены на рабов, на наем рабочей силы и на землю. В товарном производстве и вообще в общественном производстве господствовало мелкое товарное и натуральное хозяйство, которое вели мелкие, независимые, свободные производители на основе индивидуальной собственности на основные средства производства и личного (и членов своей семьи) труда. Крупные же и средние рабовладельческие хозяйства в это время были в небольшом количестве, составляли небольшую долю во всем производстве.

Однако со временем, по мере понижения нормы торговой прибыли, которая, все более понижаясь, стала приближаться к прибыли рабовладельцев-хозяйственников, становится одинаково или почти одинаково выгодно вкладывать средства как в торговлю, так и в сферу производства. Этому способствовало усиление конкуренции торговцев, число которых все увеличивалось и которые, все более обогащаясь, выбрасывали в сферу торговли все большие капиталы. Этому способствовало и то, что цены на землю также упали вследствие приобретения рабовладельческими государствами больших территорий земли, которые частично распродавались. Таким образом, если норма торговой прибыли понижалась, то норма производственной прибыли, т.е. прибыли, получаемой рабовладельцами-хозяйственниками в сфере материального производства, наоборот, стала увеличиваться. И когда они сравнялись, начался грандиозный перелив капиталов из сферы торговли в сферу производства. Конечно, это переливание произошло не в один год и не в одно десятилетие, иначе бы норма торговой прибыли из-за недостатка в торговле снова возросла, а в сфере производства из-за избытка капитала, наоборот, понизилась. Переливание капитала происходило более или менее длительный промежуток времени, но по сравнению с длительностью существования рабовладельческо-крепостнического общества и даже по сравнению с длительностью торговой фазы этого общества оно было незначительным. И через некоторое время большая часть денежных средств, большая часть рабов стала находиться в сфере производства, в которой стала отчуждаться и присваиваться эксплуататорами большая часть совокупного прибавочного продукта рабовладельческого общества. А это значит, что рабовладельческое общество вступило в новую, производительную фазу своего развития.

6. Экономические законы


При товарном производстве в родовом обществе товары обмениваются в соответст вии с количеством затраченного в них труда. Если в одном товаре заключено два часа труда, а в другом - четыре, то на товарном рынке первый товар будет продан за вдвое меньшую денежную сумму, чем второй, так что если цена первого товара равна десяти д.е., то цена второго товара будет равна двадцати д.е. И чем более развитым является общество, товарное производство, тем более цены товаров приближаются, совпадают с их стоимостями.

Однако мы видели выше, что в рабовладельческом обществе товары начинают обмениваться по цене их производства, возникает неэквивалентный обмен, эксплуатация человека человеком. Впервые эксплуатация возникает в первобытно-общинном обществе после совершения аграрно-технической революции. Возникновение эксплуатации человека человеком означало, что первобытно-общинные общественно-производственные отношения устарели, общество стало нуждаться в других производственных отношениях. Эксплуатация человека человеком во второй фазе первобытно-общинного общества существовала в основном в ростовщической форме, которая являлась самой открытой, самой циничной формой эксплуатации. Эксплуататоры при этой форме эксплуатации превращаются в паразитическую, бездельничающую касту, единственное занятие которых - потреблять то, что производится другими.

В торговой фазе нового, рабовладельческого общества господствующее положение принадлежит другой, наиболее прикрытой, замаскированной форме эксплуатации человека человеком, торговцами - мелких производителей. В основе этой торговой формы эксплуатации также лежит неэквивалентный обмен, который осуществлялся между торговцами и товаропроизводителями: свободными крестьянами и ремесленниками. Неэквивалент ный обмен означает отклонение от закона стоимости, его трансформацию в закон цены производства, а вместе с этим возникновение и развитие экономического противоречия между классом торговцев-рабовладельцев и классом мелких товаропроизводителей, к которому еще добавляется и противоречие между рабовладельцами (торговцами и хозяйственниками) и рабами (и наемными работниками). Выражением этого противоречия является глухая, скрытая, а иногда и открытая классовая борьба между торговцами и производителями, между рабовладельцами и рабами (и наемными работниками), между богатыми и бедными, между ростовщиками и должниками, ибо последние не исчезли в новом обществе, хотя их число значительно сократилось.

История ранних рабовладельческих государств, особенно древнегреческих и древнеримского, наполнена фактами безграничной экспансии по всем направлениям, сначала торгово-экономической, а затем и военно-политической. Эта экспансия, следствием которой явилось создание большого количества колоний в разных частях цивилизованного и нецивилизованного мира, доступного для рабовладельческих государств, а затем образование огромных рабовладельческих государств, эта торговля и военная экспансия явились следствием действия экономического закона соответствия размеров товарного рынка уровню общественного разделения труда.

Аграрно-техническая и рабовладельческо-социальная революции привели к огромному росту общественного разделения труда, товарного производства, денежно-товарно го обмена, внешней торговли. Однако существование большого количества карликовых государственных, полугосударственных и догосударственных образований с их границами, ограничениями передвижения, особенно для иностранцев, обложение торговцев пошлинами, грабежами, а на море - пиратством, тормозили развитие общественного разделения труда. Достаточно сказать, что вследствие этих различных препятствий, тормозящих развитие общественного разделения труда, производство в рабовладельческом обществе по-прежнему носило преимущественно натуральный характер, что сковывало развитие производительных сил общества, рост производительности общественного труда. А последнее не давало возможности удовлетворить все возрастающие потребности людей.

Возросший уровень общественного разделения труда и товарное производство нуждались для своего развития в более крупном товарном рынке, свободном от ограничений, пограничных пут. А это можно было осуществлять в классовом обществе, основанном на эксплуатации одного класса другим, только посредством вооруженных завоеваний и присоединений чужих территорий, ограбления целых народов и племен, истребления или обращения в рабство значительной части населения этих стран. История любого раннего рабовладельческого государства - это история беспрерывных завоевательных войн, истреблений народов, присоединений земель. Эта экспансия производилась двумя волнами, сначала двигалась менее значительная волна торговцев, а за ней - волна воинов. После завоевания новой территории она становилась частью рабовладельческого государства, а вместе с тем и частью товарного рынка, который все более увеличивался, способствуя дальнейшему росту общественного разделения труда.

Однако в своей экспансионистской политике господствующий класс рабовладель цев создал такие огромные государства (империя Александра Македонского, древнерим ская республика), которые во много раз превышали потребности экономического развития, потребности общественного разделения труда. Для удержания огромных завоеванных территорий рабовладельческих государства несли огромные расходы, которые значитель но превышали те выгоды, которые они получали от торговли, так как здесь снова было нарушено соответствие между уровнем общественного разделения труда и размерами товарного рынка, ибо последний был намного крупнее, чем было необходимо для нормального экономического развития при достигнутом уровне общественного разделения труда и товарного производства.

В первой, торговой фазе рабовладельческого общества господствующей формой хозяйства было мелкое - товарное и натуральное хозяйство с индивидуальным трудом производителя и его семьи. Это вполне соответствовало закону соответствия централизации производства уровню пооперационного разделения труда, так как в это время в производстве, основой которого было земледелие, отсутствовало пооперационное разделение труда, более того, для него не было условий. В силу этого экономического закона земледельческое производство имело широкие возможности, широкий простор для своего прогрессивного развития.
[Оглавление]

Copyright © 2005 parshakov.com На главную Написать нам письмо В начало страницы
Created by Pictograph